Статьи

Агитация, пропаганда, литература и полезные статьи
Ответить
Денис 1985
Сообщения: 691
Зарегистрирован: 29 авг 2019, 07:55
Репутация: 89

Статьи

Сообщение Денис 1985 »

ДЕГРАДАЦИЯ МУРАВЕЙНИКА, ИЛИ МОДЕЛЬ УМИРАЮЩЕГО ОБЩЕСТВА

Изображение
Модель муравейника один в один перекликается с человеческим обществом и наглядно показывает, что алкоголь, табак и другие наркотики - не что иное, как оружие геноцида.

• Стадия 1: ЗАРАЖЕНИЕ

По своему общественному устройству муравьи - наиболее близкие к человеку существа на Земле. Каждое новое открытие в мирмекологии (науке о муравьях) лишь подтверждает это.

Перед нами - здоровое гнездо рыжего лесного муравья (Formica rufa). Для данного вида характерен купольный муравейник, верхний слой которого состоит из десятисантиметрового слоя палочек, иголочек, сухих листьев, камешков. Гнездовой материал муравьи постоянно перемешивают, чтобы муравейник не начал гнить - это своего рода принудительная вентиляция. Высота нашего муравейника - 56 сантиметров, диаметр - 98 сантиметров. Купол имеет 11 отверстий. Примерная численность населения муравейника - около 10 тысяч особей. Под куполом расположены ободковые камеры, в которых хранятся яйца, личинки и куколки муравьев. Еще глубже - гнилой пень или крупные ветки. Под землей на глубине до 1,5 метра находятся сообщающиеся между собой камеры. В одной из них живет царица.

В муравейнике существует строгая иерархия и распределение ролей. Гнездом управляет царица - самка, откладывающая яйца. Рабочие муравьи - тоже самки, но они не производят потомства до тех пор, пока жива царица. Срок жизни царицы 15-20 лет, рабочего муравья - до 7 лет. Самцы живут всего один сезон, в жизни муравейника не участвуют и погибают сразу после спаривания.

В непосредственной близости от царицы находится свита из 10-12 рабочих муравьев, они о ней заботятся: облизывают ее и кормят. Это, как правило, молодые муравьи, поскольку все обитатели гнезда проходят примерно месячную стадию ухаживания либо за царицей, либо за личинками. Затем они перебираются на самый дальний участок зоны патрулирования муравейника (ее радиус достигает 5-6 метров) и там занимаются поиском пищи - фуражированием. Найденную пищу муравей передает вверх по инстанциям, и лишь оттуда она распределяется по всему муравейнику. Вместе с пищей муравейник окормляется особым феромоном - веществом, которое выделяет царица. В нем содержится информация о здоровье царицы и состоянии гнезда. Это вещество муравьи из свиты слизывают с царицы, переносят в специальном зобу и передают друг другу по цепочке. Таким образом, все особи муравьиного социума включены в единое информационное пространство.

В муравейнике действует своя система наказаний. К примеру, если здоровый муравей-фуражер несколько раз подряд возвращается в муравейник ни с чем, его «казнят» - убивают и самого пускают на фураж. Любопытно, что совершенно по-другому поступают муравьи с теми, кто потерял трудоспособность в результате увечья. Их кормят до тех пор, пока те в состоянии просить еду, то есть постукивать усиками по определенным участкам головы здорового муравья.

Муравьи - активные хищники, но вместе с тем они держат и «домашний скот». В его роли выступает тля, причем поедают муравьи не только ее саму, но и ее выделения. Это не является формой паразитизма, поскольку без муравьиной заботы тля погибает гораздо раньше от других хищников. Муравьи пасут тлей на близрастущих растениях, оберегают их. И по первому требованию тля выделяет им излишки нектара. Чтобы «выдоить» тлю, муравей щекочет усиками ее брюшко.


Но иногда на муравейник садится маленький жучок светло-коричневого цвета - ломехуза. Жучок проникает в ободковую камеру, где хранится муравьиное потомство, и откладывает туда яйца. На все попытки обитателей гнезда разобраться с чужаком он отвечает тем, что выделяет особое вещество, которое муравьи тут же слизывают и впадают в состояние эйфории. Под воздействием этого вещества они просто отходят в сторону и на время затихают.

• Стадия 2: ОБЛИК ВРАГА

Ломехуза - «жук-драгдилер» (Lomechusa strumosa), которым оказался поражен наш муравейник, - насекомое из группы мирмекофилов. Всего насчитывается 266 видов мирмекофилов - насекомых и других беспозвоночных, обитающих вместе с муравьями. Среди них много паразитов. Но представители этой группы нахлебников либо вступают во взаимовыгодные отношения (симбиоз), либо наносят урон, не ведущий к гибели всего гнезда. Все, кроме ломехузы.

Этот вид впервые подробно описал немецкий исследователь Вассман в 1897 году. Это крохотный жучок - примерно втрое меньше рыжего лесного муравья. Чаще всего он попадает в муравейник с воздуха и проникает через одно из входных отверстий.

Муравьи не чинят ему в этом препятствий, поскольку тут же увлекаются тем наркотическим веществом, которое он выделяет. Более того, они тут же начинают его кормить, поскольку жук умеет по-муравьиному просить еду - постукивая усиками по определенным участкам головы. Иногда ломехуза попадает в муравейник из соседнего гнезда, с которым у здорового муравейника налажены отношения. Заражение происходит на обменных дорогах. Муравьи охотно делятся «жуками-драгдилерами», транспортируя их на брюшке. Точно так же они переносят с собой ломехуз, отпочковываясь от своего муравейника с целью создать новую семью.

У ломехузы точно такой же процесс развития потомства, как и у муравья: яйцо - личинка - куколка - взрослое насекомое. Самка «жука-драгдилера» откладывает 100-200 яиц прямо рядом с муравьиными - они абсолютно ничем не отличаются. Когда вылупляется личинка ломехузы, становится заметно одно отличие - ее брюшко вогнуто. Но на этой стадии она уже умеет просить еду и начинает выделять наркотик, поэтому муравьи теперь хоть и распознают чужака, но начинают заботиться о личинке ломехузы как о собственном потомстве. Взрослые жуки живут здесь же, в муравейнике. Они будут жить тут до тех пор, пока муравейник в состоянии их кормить, оттягивая на себя все больше его ресурсов. Но пока этот процесс происходит под куполом и скрыт от глаз наблюдателя. Отличить пораженный ломехузой муравейник от здорового на этой стадии можно лишь в солнечную погоду, когда все обитатели гнезда выползают на поверхность купола погреться. Но уже через несколько минут муравьи затаскивают ломехуз обратно под купол. Они еще думают, что командуют муравейником.

• Стадия 3: НОВАЯ БОЛЕЗНЬ

До сих пор болезнь нашего муравейника развивалась в скрытой форме. Ее мог разглядеть лишь специалист-мирмеколог. В подкупольной камере вместе со своим потомством муравьи взращивали личинки ломехуз - свою будущую погибель. Они распознавали в них чужаков, но противостоять им не могли: личинки выделяют наркотическое вещество, противостоять которому муравьи не в силах.

Но теперь даже неспециалисту, если он приглядится к куполу муравейника, становится ясно, что с гнездом творится что-то неладное. По сравнению с другими муравейниками его жизнь как будто заторможена. Муравьи здесь гораздо менее активны, зона патрулирования гнезда сузилась, да и там, где еще работают фуражеры, можно увидеть такую картину: муравей пытается что-то тащить, но потом бросает свою работу и просто слоняется без дела. Тусуется.

Первое, что приходит в голову, - они все уже под кайфом. Но это не так. Те, кто пребывает под действием вещества, выделяемого ломехузой, как правило, сидят внутри муравейника. Заторможенные особи, которых мы наблюдаем на поверхности, - это уже новое поколение муравьев. По аналогии с людьми их можно назвать муравьями-даунами. На языке науки они называются псевдоэргатами. По основному плану строения это все еще рабочие особи, однако грудная часть у них по сравнению со здоровой особью немного увеличена. Поэтому внешне они представляют собой нечто среднее между рабочими особями и самками. На деле же псевдоэргаты не в состоянии ни откладывать яйца, ни спариваться с самцами. Не могут они и полноценно выполнять функции рабочего муравья.

Псевдоэргаты еще пытаются делать какую-то работу, поскольку в гнезде еще достаточно активных муравьев, которые заставляют их работать, но делают они это из рук вон плохо. Впрочем, среди активных муравьев все больше особей подсаживается на вещество, выделяемое «жуком-драгдилером», так что принуждение с их стороны все слабее. При этом едят асоциальные муравьи наравне со всеми. Таким образом, баланс расходной и доходной статей бюджета нашего муравейника нарушается, муравьям начинает недоставать фуража, чтобы прокормить всех - и царицу, и ломехуз, и псевдоэргатов, и здоровых муравьев, число которых все стремительнее уменьшается.

Изучая это явление, ученые-мирмекологи сначала полагали, что появление псевдоэргатов связано с недокармливанием личинок, поскольку существенную часть питания муравьи теперь отдают ломехузам. Выдвигалась и другая версия - псевдоэргаты появляются в результате заболевания вирусом, переносимым «жуками-драгдилерами». Однако потом наука установила, что причина появления псевдоэргатов - все то же наркотическое вещество, выделяемое ломехузами. То есть теперь в нашем муравейнике увлечение наркотиком переросло в стадию эпидемии наркомании, определяющей не только поведение муравьев, но и их физиологическое строение.

• Стадия 4: ВНЕШНЕЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО

Наш муравейник все стремительнее деградирует. Наркотическое вещество, выделяемое жуками-паразитами ломехузами, стало причиной появления в гнезде муравьев-даунов (псевдоэргатов), которые не способны ни к продолжению рода, ни к активной общественно полезной деятельности. Ломехуз и псевдоэргатов становится в муравейнике все больше. А значит, все больше нахлебников и все меньше корма. Еще немного, и процесс деградации станет необратимым.

Будь муравейник более многочисленным, процесс мог бы растянуться на долгие годы: жуки-«драгдилеры» плодятся медленнее муравьев, они просто не поспевали бы за приростом населения, поражая лишь некоторые сектора гнезда. Но наш муравейник невелик, поэтому спасти его может лишь внешнее вмешательство - чистка.

Нам стоит поторопиться. Чистка муравейника от ломехуз возможна до тех пор, пока не успели расплодиться в большом количестве муравьи-дауны. Для чистки нам понадобятся две емкости (подойдут обычные ведра с плотными крышками), большой кусок полиэтилена размером 1,5 на 1,5 метра, резиновые перчатки и лопатка. Мы находим наиболее здоровый сектор муравейника, отрезаем его лопаткой, как кусок пирога, быстро перемещаем в ведро - вместе с муравьями, личинками, яйцами и гнездовым материалом - и плотно закрываем крышкой. Затем содержимое ведра с муравьями высыпаем небольшими порциями на полиэтилен и тщательно перебираем. Так, как перебирают крупу для каши: мы просто перемещаем здоровых муравьев и гнездовой материал из одной кучки в другую. «Жуков-драгдилеров» и безнадежно больных муравьев-даунов (псевдоэргатов) вылавливаем, давим и выбрасываем. Каждую очищенную порцию муравейника тут же перемещаем во второе ведро.

Ломехуз узнать легко - они сильно отличаются от муравьев размерами (раза в 2-3 меньше) и окраской (ярко-коричневого цвета). Труднее с псевдоэргатами - от здоровых муравьев они почти не отличаются. Но зато их выдает поведение. Здоровые особи сразу начинают выполнять свои функции: фуражиры собирают разбросанный по полиэтилену строительный материал, гнездовые муравьи проявляют беспокойство о личинках и яйцах, муравьи-охранники кусают обидчика. Лишь псевдоэргаты слоняются без дела.

Вся процедура чистки заняла у нас чуть больше часа. Мертвые ломехузы и псевдоэргаты поместились в один граненый стакан - часть из них мы препарировали для научных целей. Во время чистки нам попалась одна самка-царица, но даже если бы все они остались в зараженном гнезде, можно было не беспокоиться: как раз в августе у муравьев происходит роение - брачный период. В гнезде появляются крылатые самки и самцы, они активно спариваются в воздухе, и недостатка в оплодотворенных самках нет. Теперь осталось лишь найти место для уцелевшего муравейника.

А тем, кто остался в пораженном ломехузами гнезде, уже никто не поможет.

• Стадия 5: ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

Предыдущие стадии опыта показали, что муравейник, пораженный ломехузами («жуками-драгдилерами», паразитирующими при помощи выделяемого ими наркотического вещества), неизбежно гибнет. Единственный шанс на спасение - прибегнуть к принудительной чистке, удалив вручную ломехуз и безнадежно больных муравьев (псевдоэргатов). К сожалению, наш муравейник оказался поражен эпидемией наркомании уже настолько, что удалось спасти лишь часть гнезда. Спасенные особи находятся сейчас у нас в ведре, плотно закрытом крышкой.

Теперь нужно найти место, где они смогли бы прижиться и основать новое гнездо. Рыжие лесные муравьи любят влажность, поэтому опушки и поляны отпадают сразу. Лучше всего подойдет место в лесу, идентичном по составу тому, где находился наш предыдущий муравейник. Обязательное условие - расстояние от материнского гнезда должно быть не меньше километра. Иначе наши здоровые муравьи просто вернутся в погибающий муравейник, и их уже ничто не спасет. Соседство с другими гнездами, даже если они не поражены ломехузами, тоже нежелательно: их обитатели, скорее всего, отнесутся к чужакам враждебно и зарождающийся муравейник разграбят. Есть некоторые виды лесных муравьев-рабовладельцев, которые захватывают личинки из других гнезд и потом выращивают себе из них рабов.

Наконец мы нашли идеальное место - в ельнике, рядом с небольшим гнилым пнем. Аккуратно высыпаем содержимое ведра, и муравьи моментально начинают обустраиваться на новом месте. Царица и гнездовые муравьи роют в земле норы, другие особи укладывают в них личинки и яйца, третьи собирают высыпанный из гнезда гнездовой материал, четвертые - начинают патрулировать местность. Земля, извлеченная при строительстве нор, тут же идет на возведение вала вокруг будущего гнезда - это сходство с человеческими городами свойственно всем поселениям рыжих лесных муравьев. Чтобы ускорить строительство, можно набросать вокруг окружного вала листьев, веточек, опилок - муравьи их тут же подхватывают и употребляют в дело.

По сравнению с тем, как это происходит в природе, наш муравейник строится в более сложных условиях. Обычно семья, образуя новое гнездо, не порывает связи с материнским гнездом и долгое время получает оттуда помощь и поддержку. Тем не менее даже в условиях полной изоляции наш муравейник возрождается и уже на третий день обретает привычные очертания.

Еще через 3 дня купол вырастает до 15 сантиметров, а через неделю наш муравейник уже ничем не отличается от прежнего.

Спустя две недели на месте первого муравейника мы обнаружили холмик, который уже начал зарастать травой. Муравьев здесь больше нет, гнездовой материал перебирать некому, купол перестал проветриваться и начал гнить.

А на новом месте купол вырос еще на 5 сантиметров. Этому гнезду больше не страшны «жуки-драгдилеры». Наукой о муравьях - мирмекологией - давно установлен интересный факт: очищенный от ломехуз муравейник обретает иммунитет против их наркотического вещества. Почему - ученые не знают, но это так.

Данная статья показывает яркий пример уничтожения общества по пятому приоритету управления. По сути данная модель один в один перекликается с нашим человеческий обществом и наглядно показывает, что алкоголь, табак и другие наркотики не что иное, как Оружие геноцида!
Источник
Денис 1985
Сообщения: 691
Зарегистрирован: 29 авг 2019, 07:55
Репутация: 89

Re: Статьи

Сообщение Денис 1985 »

ФОРМЫ ТРОЦКИЗМА
#Троцкизм@prorivists
В дооктябрьский период идеология троцкизма представляла собой остервенелую борьбу против Ленина, его научной позиции и его сотрудников. Деятельность Троцкого была порождена обстановкой борьбы фракции большевиков с фракциями оппортунизма, в которой колеблющимися элементами стала востребована специфическая идеология двурушничества. Троцкий, не имея никаких устойчивых воззрений и испытывая ненависть к большевизму, фразёрством и интригами сплачивал вокруг себя всё подобное себе. Притом троцкисты всегда выступали под видом марксистов, коммунистов, революционеров, а после смерти Ленина — совершенно нахально под видом большевиков и ленинцев.

После победы Коммунистической революции в 1917 году и первых успехов в строительстве общества низшей фазы коммунизма идеология троцкизма оформилась в привычный нынешний вид, как антисталинизм. Если правый антисталинизм есть вся открыто-откровенная эксплуататорская политическая идеология, то левый антисталинизм и есть троцкизм, то есть отрицание теоретического и практического опыта строительства коммунизма слева.

Процессы 1936 — 1938 гг. показали, что троцкистские «оппозиционеры» во главе с Троцким, Бухариным, Зиновьевым, Каменевым, Рыковым ещё с 1917 г. состояли в заговоре против Ленина и ленинцев. Они стремились сорвать Брестский мир, потворствовали эсеровским мятежам и покушению на Ленина, всеми силами стремились навязать партии демократию, чтобы расшатать организацию и сбить партию с научно обоснованного ленинско-сталинского пути. Сам Троцкий и его ближайшие сотрудники ещё с 1920-х были связаны с иностранными разведками, а в 1930-е стали агентурой гестапо. Троцкисты объединили под своим руководством все антикоммунистические и антисоветские элементы внутри СССР, образовав относительное единое антисоветское подполье, организовали множество терактов, в том числе убийство Кирова, Менжинского, Куйбышева, Горького. Троцкистские бандиты подготавливали убийство руководства партии и осуществление, совместно с группой Тухачевского, военного переворота с последующим расчленением страны. Таким образом, троцкисты, вслед за меньшевиками и эсерами, по мере обострения классовой борьбы окончательно и закономерно превратились в беспринципную, безыдейную, действующую по найму империализма банду вредителей, диверсантов, разведчиков, шпионов и убийц.

Следующей исторической формой троцкизма была хрущёвина. Если классический троцкизм был разгромлен теоретически и практически внутри СССР и в 1930 — 1950-е г. эксплуатировался в основном в буржуазных странах, то после смерти Сталина хрущевизм ударил СССР изнутри. Захватившая руководящие посты в КПСС группа Хрущёва объявила истинно марксистскую сталинскую политику по сути преступной и антинаучной. Всё, что проповедовал Хрущёв, являлось перепевкой Троцкого. Деятельность Хрущёва была направлена на расшатывание диктатуры рабочего класса, сворачивание строительства коммунизма и развал международного коммунистического движения.

Следует отметить, что ни один ренегат в постсталинской истории коммунистического движения не обосновывал антисталинизм какой-либо теоретической проработкой с точки зрения марксизма. Больше того, все эти хрущёвы, микояны, тольятти, гомулки, ульбрихты, тодоры, кадары, торезы и прочие вообще не были марксистами. По прошествии десятилетий мы можем уверенно говорить, что эти люди представляли собой агентуру мирового империализма в руководстве партий. Они инициировали и проводили антикоммунистический (антисталинский) курс на основе фальсификации истории и троцкистской теории культа личности Сталина. Ссылаясь на отдельные цитаты Маркса и Ленина, эти иуды и иудушки, не чураясь, разумеется, использования национализма, мобилизовали партийные и беспартийные массы на расшатывание единства мировой коммунистической системы, рассчитывая в конечном счёте на крах строительства коммунизма во всём мире. Антисталинская линия этих деятелей сегодня органически, вслед за «классическим» троцкизмом, слилась с либерально-демократическим отрицанием коммунистического строительства в СССР и странах социалистического лагеря. Только Китай, Албания и Корея за счёт компетентности Мао Цзэдуна, Энвера Ходжи и Ким Ир Сена выявили порочность данного курса и сохранили относительную приверженность марксизму-ленинизму.

Кроме того, троцкизм был течением мысли советской интеллигенции. Даже при Сталине не удалось выкорчевать троцкизм из системы образования, в том числе из партийного, академических институтов и художественной среды. В этих сферах троцкисты составляли нечто вроде тайных кланов, проявляя себя не только на поприще диссидентства, но и в официальных «диамате», «истмате», «политэкономии» и «научном коммунизме». Причём деятельности троцкистов свойственны далеко не только государственные заговоры и борьба за власть в партии, но и мелкие пакости, трусливые уколы исподтишка. К сожалению, ВКЛСМ оказался не кузницей коммунистических кадров, а питомником троцкизма и институтом разложения советской молодежи.

Более того, троцкизм стал генератором содержания антикоммунистической идеологии. Так, в основе современной буржуазной истории СССР положена троцкистская историография. Историография Троцкого выставляется буржуазией как аутентичная позиция «организатора» Октябрьской революции, направленная против «сталинизма». Книги Троцкого «Сталинская школа фальсификаций» и «История русской революции» есть первое и основное начало антикоммунистической историографии в академическом виде, стоящее по сей день на вооружении мировой буржуазии. Все основные концепции буржуазной истории о СССР — «сталинские репрессии», «диктаторство Сталина», «культ личности Сталина», «сговор Сталина и Гитлера», «власть бюрократии» — создали в своих произведениях Троцкий и его приспешники.

История показала, что беспринципность обеспечивает троцкизму исключительную идейную и организационную «мутагенность». Концепции, аргументы, теории, мнения троцкистов, а также их многочисленные кружки, движения, партии, фронты, интернационалы чрезвычайно разнообразны, порою отчаянно грызутся между собой, но представляют собой тождественное качество — отрицание коммунизма в СССР в теории и на практике. Причём троцкизм, по сравнению с остальными сортами буржуазной идеологии, сегодня есть передовой край антикоммунизма.

В основе троцкизма лежит невежество в теории, податливость моде и буржуазной идеологии. Троцкизм — явление не только политическое, но и психологическое, особая форма социальной мимикрии, замешанная на помпе самолюбования. Троцкизм, словно вирус, поражает наиболее шаткие, неустойчивые элементы в коммунистическом движении, в том числе склоняя их к кустарщине, акционизму, экономизму и тред-юнионизму. Левое движение России во многом остаётся в ничтожном положении беззубой, изолированной от масс многопартийности из-за заражения троцкизмом в виде вкрапления троцкистских идей, троцкистского уклона и полутроцкизма.

Низкий теоретический уровень левых, то есть невежество, приводит к колебаниям актива, а того, в свою очередь, — к индифферентному отношению к троцкизму, потворству и даже примиренчеству.

Новой формой троцкизма является «шапинизм», то есть концепция «примирения» сталинизма и троцкизма или «снятии противостояния» сталинизма и троцкизма. Применением шапиновской тактики сегодня заняты различные «друзья» молодёжи, которые сплачивают в кружках наиболее безграмотные, политически наивные молодые кадры. Учитывая снижение влияния традиционного троцкизма, отрицающего Сталина и коммунизм в СССР, позиция таких троцкистов и полутроцкистов является весьма перспективной с точки зрения точек роста оппортунизма в текущих условиях повышенного интереса к сталинскому СССР.

https://prorivists.org/faq/
Источник
Денис 1985
Сообщения: 691
Зарегистрирован: 29 авг 2019, 07:55
Репутация: 89

Re: Статьи

Сообщение Денис 1985 »

Стахановское движение
Стахановское движение.Его реальное значение и бюрократические извращения.
В ночь на 31-ое августа шахтер Донбасса, Алексей Стаханов, молодой 29-летний рабочий, выходец из крестьян, за шестичасовую смену выработал на отбойном молотке 102 тонны угля, при средней выработке от 6 до 7 тонн в смену*. С этого дня ведет свою родословную «стахановское движение».

В то время как лучшая средняя выработка в Европе (Польша, Рур) — 10 тонн; а максимальная — 16-17 тонн.
Вскоре после этого советские газеты запестрели сообщениями о других рекордах. Кузнец Бусыгин (г. Горький) отковывает 112-127 коленчатых валов в час (кузнецы завода Форда отковывают 100 таких же валов в час). На обточке колес, при норме в 6 пар в смену, стахановец дал 12 пар, рекорд который был скоро побит: сперва 15, потом 17 и 18. На Урале на медных рудниках забойщик Иванчиков дал в смену 970% нормы, т.-е. превысил среднюю производительность в десять раз. Он заработал в этот день 320 рублей, т.-е. сумму почти вдвое превышающую средний месячный заработок советского рабочего. Текстильщицы Виноградовы перешли с 70 станков на 144. В Криворожском бассейне стахановцу-горняку удалось перевыполнить норму сперва на 2.300, потом на 2.500%! Рекорд самого Стаханова очень скоро был побит; шахтер Горбатюк выработал в смену 405 тонн угля, а несколько дней позже забойщик Борисов дал почти 800 тонн, перекрыв все рекорды и перевыполнив норму в 46 раз!

Фантастические цифры! Постараемся рассмотреть реальны ли они, где причины достигнутых результатов и какими путями они достигнуты.

Прежде всего общая посылка. За последние годы чрезвычайно выросла советская индустрия и обогатилась новой передовой техникой. Но до сих пор рост советской индустрии выражался главным образом в количественных показателях. Беспрерывно росло число — часто самых современных — заводов и самых совершенных машин, но выработка на машину очень мало увеличилась вплоть до прошлого года. Другими словами, имеющаяся в наличности техника работала на чрезвычайно низком уровне и давала лишь незначительную часть того, что та же техника дает в Америке или в Германии. Именно этот чрезвычайно низкий уровень использования передовой техники и создал самую возможность такого ошеломительного подъема. Если мотор, рассчитанный на 1.000 оборотов в минуту, дает всего 100 оборотов, его сравнительно нетрудно, при нормальных условиях, довести до 1.000 оборотов, но очень трудно (и не всегда безопасно) довести его, скажем, до 1.050. Моторы советской индустрии вращались с крайней низкой скоростью. Эта разница уровней между возможностями передовой техники и чрезвычайно слабым ее охватом и явилась в сфере производства предпосылкой для стахановского движения.

Рассмотрим более подробно работу самого Стаханова. Забойщик, как рассказывает Стаханов, работал от 21⁄2 до 3 самое большее часов на отбойном молотке, а остальное время крепил, т.-е. делал вспомогательную работу, а молот оставался неиспользованным. При работе в две смены отбойный молоток работал всего 5-6 часов в сутки, вместо 12-ти. Сейчас отбойный молоток Стаханова работает полные 6 часов в смену (вместо 21⁄2), а работу крепильщика исполняют другие рабочие. Другими словами введено элементарное разделение труда, которое сразу очень повысило производительность труда. Введен и ряд других улучшений в самый процесс производства; повышается квалификация. Но наличие подсобных рабочих вынуждает сразу внести значительные поправки к рекордам, что признал и Орджоникидзе на стахановском съезде, недавно состоявшемся в Москве. «Иногда думают один человек (Стаханов — Н. М.) дал 102 тонны. Это неправда. Целая бригада дала 102 тонны». Таким образом, если разделить выработанную продукцию на все число рабочих в бригаде, то мы получим не цифры в 100 и больше тонн на рабочего, а 30-35 самое большее, что по отношению к ранее имевшим место максимальным выработкам в 14 тонн является, хотя и очень большим, но все же гораздо более скромным повышением производительности труда: в 2-21⁄2 раза, а не в 15 или 20 раз.

Другую очень существенную причину рекордов следует искать в том, что мы имеем дело не с средним днем в обыденных производственных условиях, но с совершенно специальной подготовкой, часто в течение довольно длительного срока, и что рекордист работает с чудовищным напряжением, на котором он, конечно, не в состоянии продержаться хоть сколько-нибудь продолжительное время*. Таким образом, рекорды в большинстве своем созданы в совершенно особых, искусственных условиях и при помощи огромного напряжения, поэтому рекорды не только не прочны, но и не показательны в смысле перспектив поднятия средней производительности труда.

Небезынтересно отметить, что в стахановской бригаде создана особая функция рабочего, сменяющего уставших, функция, которая по сути предполагает особое перенапряжение рабочей силы.
В большинстве своем сами рекорды носят характер единовременный. Недаром на стахановском съезде (14-17 ноября 1935 г.), представляя стахановца Сорокового, Орджоникидзе, как из ряда вон выходящее явление отметил: «Этот товарищ дал рекорды не в течение двух дней, а в течение трех месяцев». То, что стахановцу удалось произвести вчера, ему не удается произвести назавтра. Общая неналаженность производства, всевозможные диспропорции внутри каждого завода, между разными отраслями промышленности и пр., и пр., основная тому причина. Бригада стахановца Сухорукова вырабатывает в один день 150 вагонов угля, на следующий день 80 и дальше по той же лихорадочной кривой («Труд», 20-го октября 1935 года). Бригада стахановца Жукова в один день дает 80-90 тонн угля, на следующий день всего 8 тонн (меньше одной десятой!), назавтра 92 тонны, а еще через день производительность вновь падает до 20 тонн («Труд» 24 октября 1935 г.). Причины этого — по газетам — простои, вызванные неисправностью мотора, плохой работой конвейера и пр., и нередко, вероятно, и переутомлением стахановца, измученного накануне. На Ленинском паровозостроительном заводе «успехи стахановцев оказались непродолжительными. Буквально через несколько дней выработка токарей резко упала. Сейчас бывают дни, когда они даже не вырабатывают нормы» («Труд», 1 ноября 1935 г.). На произведенном среди 20 отстающих шахтеров обследовании выяснилось, что из них всего один может быть отнесен к разряду «лодырей», в отставании же остальных виновна неорганизованность производства и другие технические причины. В «Труде» от 2 ноября 1935 г. напечатаны интересные выдержки из «Дневника» стахановца-шахтера. Из этих дневников следует, что за 15 дней автор дневника работал всего два полных дня, пять дней совершенно не работал, в остальные же дни работал лишь частично и непрерывно перебрасывался с места на место: то машина не готова, то лава не подготовлена, то нет леса для крепления, то не хватает вагонеток для отгрузки и пр., и пр. Наиболее прославившийся после Стаханова рекордист, о котором мы уже упоминали, Бусыгин, находится в таком же положении. Едва только успели газеты разнести сообщение о его рекордах (Бусыгин, де-мол, побил кузнецов Форда), как оказалось, что Бусыгин уже на следующий день «не мог работать в полную силу, молот не был как следует подготовлен». Назавтра Бусыгин «два часа стоял из-за того, что администрация отделения не подготовила молота и не сменила в нем штампов». Еще через день Бусыгин простоял полтора часа и сверх того у него «начал получаться массовый брак. Оказалось, что в материальном отделе перепутали марку стали» («Правда», 23 и 24 ноября 1935 г.). И в таком положении находится один из самых знаменитых стахановцев, работающий в исключительно привилегированных условиях. Бусыгин «всполошил весь цех», «Бусыгин поднял тревогу», «Бусыгина по цеху сопровождал начальник», Бусыгин заявляет: «У меня много замечаний, придется много перестраивать» и т.д. Все это может себе позволить Бусыгин, рядовой же рабочий и пикнуть не смеет. Начальство, конечно, боится Бусыгина и ему подобных рекордистов, ставит их в особо благоприятные условия работы, обслуживает их специально и в первую очередь. Нетрудно себе представить каково положение рядового рабочего не-стахановца. «Труд» и тот взмолился: «Не надо заниматься только теми рабочими, которые уже показали рекорды».

Мы видим снова всю нереальность рекорда Бусыгина — как и других рекордистов, — который якобы побил американские нормы. Если Бусыгину удалось несколько раз произвести 127 коленчатых валов в час, а кузнецы Форда производят 100, то разница в том, что они их производят каждый час, вчера как сегодня, позавчера, как завтра, другими словами, что эта средняя американская стандартная норма, а не рекорд. Бусыгин же произвел в час 127, а в следующий час может быть ни одного.

Вокруг рекордов поднят настоящий ажиотаж. Ткачиха Одинцова сообщает съезду стахановцев, что она собирается перейти на 150 станков. Рекордсменки Виноградовы кричат ей: «а мы перейдем на 208 (смех, аплодисменты)». Таких фактов много и руководящие съездом вожди тщательно развивают этот «спортивный» дух, поощряют, подзуживают и пр. Нечего и говорить, что этот ажиотаж, сопутствующий стахановскому движению, совершенно нездоровое явление, к которому масса советских рабочих не может не относиться не только совершенно отрицательно, но и враждебно. Ленин как-то отозвался о рекордах американской рационализации — «при капитализме пытка или кунштюк». Элементы «пытки и кунштюка» имеются и в советских рекордах.

Мы уже указали на то, что рекорды не показательны для перспектив подъема средней производительности труда, покажем на примере шахты Стаханова, как мало они еще влияют на среднюю производительность. На этой шахте, кроме Стаханова, работает еще ряд других «перекрывших» его рекордсменов. Шахта дала 8.120 тонн угля в октябре против 8.065 тонн в сентябре, т.-е. прирост всего в 0,7%. Если же учесть не только добычу, но и подъем угля вплоть до погрузки в вагоны, то прирост будет еще меньше. В других отраслях промышленности положение сходное. При этом надо, конечно, иметь в виду, что мы находимся пока лишь у истоков движения.

Почему возникло стахановское движение.

Можно ли из сказанного заключить, что стахановское движение, — не как отдельные рекорды, а как движение к поднятию производительности труда — «блеф», лишено перспективы? Отнюдь нет. Мы считаем, что очищенное от рекордизма и ажиотажа, движение это имеет большое будущее. Постараемся указать основные тому причины.

Если мы указали на слабый охват новой часто могучей техники, как на основную причину самой возможности значительного подъема производительности труда, если мы указали, с другой стороны, на необходимость сугубо-критического подхода к рекордным результатам, то остается еще важнейший вопрос: почему в конце 1935 года «вдруг» возникло стахановское движение? Что послужило ему толчком? Почему оно не возникло, скажем, год или два тому назад, когда передовая техника была уже налицо? В своей исключительно плоской речи к стахановцам, Сталин дал этому явлению следующее объяснение. «Жить стало лучше, жить стало веселей. А когда весело живется, работа спорится» («Правда», 22 ноября 1935 г.). Дело оказывается очень просто: советский рабочих подымает производительность труда от «веселости», которой осчастливил его, конечно, тот же Сталин. Молотов, который почти каждого оратора допытывал о том, почему он работает стахановскими методами, почему именно теперь, а не раньше, — дал более реалистическую оценку: «Во многих местах непосредственным толчком к высокой производительности труда стахановцев является простой интерес к увеличению своего заработка» («Правда», 19 ноября 1935 г.). Америку, которую не суждено было открыть Сталину, стыдливо открыл Молотов.

По всем газетным сообщениям, во всех речах стахановцев, красной нитью проходит: личная материальная заинтересованность. Это есть основной стимул стахановского движения, и именно это, и только это обеспечивает ему несомненный рост в ближайшем будущем. Эти условия личной заинтересованности были созданы лишь в самое последнее время, в связи с курсом на стабилизацию рубля, ликвидацией карточной системы и вообще нормировочного снабжения. Еще несколько месяцев тому назад денежный заработок не играл сравнительно большой роли в бюджете рабочего, который в значительной степени был построен на закрытых распределителях, на заводской столовой и пр. Больший или меньший заработок в рублях не имел большого значения в этих условиях. В новых же условиях, когда рубль становится снова «всеобщим эквивалентом» товаров, конечно, крайне несовершенным и еще непрочным, но все же «эквивалентом» товаров, конечно, крайне несовершенным и еще непрочным, но все же «эквивалентом», у советских рабочих в борьбе за высшую зарплату создался стимул к поднятию производительности труда, ибо сдельная, поштучная плата, повсеместно введенная в СССР, автоматически выражает в рублях рост производительности труда каждого отдельного рабочего. Начавшаяся вводиться уже давно поштучная плата стала доминирующей формой зарплаты в промышленности и на транспорте, даже в тех отраслях, где это вызвало трудности благодаря коллективному «бригадному» характеру труда.

В угольной промышленности, например, хотя уже существовала сдельщина, но частично так называемая бригадная сдельщина, т.-е. бригада рабочих получала жалование на бригаду, в соответствии с произведенной ею — бригадой — продукцией, внутри же бригады жалование делилось приблизительно поровну. Сейчас начинается перевод — и он несомненно будет быстро завершен там, где этого еще нет — на дифференциальную сдельщину, т.-е. каждый рабочий в отдельности будет зарабатывать в соответствии с произведенной им продукцией. В той мере, как новая техника создала предпосылку стахановскому движению, поштучная плата в условиях денежной реформы вызвала это движение к жизни. И в противоречивом советском хозяйстве с элементами социализма и капитализма, стахановское движение стало не только экономически необходимым, но в известной степени — подъем производительности труда — и прогрессивным. Конечно, не как «подготовка условий для перехода от социализма (?) к коммунизму» (!!) (Сталин, «Правда», 22 ноября 1935 г.), а именно в рамках существующего переходного и противоречивого хозяйства, как подготовка капиталистическими методами элементарных предпосылок для социалистического общества. Деньги и поштучная заработная плата в до-сталинскую эпоху категориями не только коммунизма, но и социализма никогда не считались. Поштучную заработную плату Маркс определял «как наиболее соответствующую капиталистическому способу производства» («Капитал»). И только потерявший последний марксистский стыд бюрократ может этот вынужденный отход от будто бы уже осуществленного «социализма» к деньгам и поштучной оплате, а, следовательно, к усилению неравенства, к перенапряжению рабочей силы и к удлинению рабочего дня — изображать, как «подготовку перехода к коммунизму».

Стахановское движение и дифференциация в рабочем классе.

Введение сдельной зарплаты вносит неизбежно глубокое расслоение в среду самого советского рабочего класса. Если это расслоение сдерживалось до последнего времени нормировочным снабжением — продовольственные карточки, заводские распределители и столовые, — то в условиях перехода на денежное хозяйство ему открыт самый широкий простор. Вряд ли в какой-либо из передовых капиталистических стран имеет место столь глубокое различие в зарплате рабочих, как ныне в СССР. Шахтер-забойщик, не-стахановец зарабатывает в месяц 400-500 руб. максимум, стахановец больше 1.600 руб. Вспомогательный же рабочий коногон получает всего 170 руб. (не стахановец) и 400 — стахановец («Правда», 16 ноября 1935 г.), т.-е. один рабочий зарабатывает приблизительно в десять раз больше другого. Между тем, 170 рублей вовсе не самый низкий оклад, а средний по данным советской статистики. Есть рабочие, которые зарабатывают 150, 120 и даже 100 рублей. Разметчик Козлов (Станкостроительный завод, Горький) за половину октября заработал 950 рублей («Правда», 26 ноября 1935 г.), т.-е. в одиннадцать с лишним раз больше рабочего-коногона и в 16 раз больше рабочего, зарабатывающего 120 рублей. Ткачихи-стахановки зарабатывают 500 и больше рублей, не-стахановки 150 и меньше («Правда», 18 ноября 1935 г.). Приведенные нами примеры не указывают крайних границ в обоих направлениях. Можно было бы без труда показать, что зарплата привилегированных слоев рабочего класса (рабочей аристократии в настоящем смысле этого слова) относится, как 20 : 1, а может быть и больше к заработной плате низко оплачиваемых его слоев*.

Если же взять зарплату спецов картина неравенства становится прямо-таки зловещей. Главный инженер шахты (случайной шахты, хорошо выполняющей задания), Остроглядов, зарабатывает 8.600 рублей в месяц; и это рядовой, не крупный спец и заработок его, следовательно, не может считаться исключительным. Таким образом, спецы часто зарабатывают в 80-100 раз больше неквалифицированных рабочих и такое неравенство достигнуто теперь, через 18 лет после Октябрьской революции, почти накануне — по Сталину — «перехода от социализма к коммунизму»!
А к этому надо еще добавить другие бытовые привилегии стахановцев: преимущественное обслуживание путевками в дома отдыха, санатории; ремонт квартир; бесплатные места детям в детских садах («Труд», 23-го октября 1935 г.); бесплатные билеты в кино; стахановцев бреют бесплатно и вне очереди (Донбасс, «Труд», 1 ноября 1935 г.); бесплатные домашние учителя для стахановцев и их семей («Труд», 2 ноября 1935 г.) и др., право на бесплатный вызов врача днем и ночью и пр., и пр.

Мы считаем, что сталинское руководство ставит стахановцев в очень привилегированное положение не только в целях поощрения к поднятию производительности труда, но и сознательно содействует дифференциации рабочего класса, с политической целью — опираться на хотя и более узкую, но и более надежную базу: рабочую аристократию.

Усиливающаяся дифференциация в рабочем классе, выделение из него привилегированной верхушки, рабочей аристократии, чрезвычайно обостряют внутренние антагонизмы в самом рабочем классе. Неудивительно, поэтому, что стахановское движение рабочей массой встречено враждебно. Этого не в состоянии скрыть и советская печать. Враждебность принимает разные формы: от шуточек, издевательств до убийств, причем в издевательствах над стахановцами участвуют и коммунисты-рабочие и даже низшие чиновники партии и профессиональных союзов («Труд», 3 ноября 1935 г.).

Вожди призывают к борьбе с «вредителями». Сталинский генерал-губернатор Украины, Постышев, заявляет: «Борьба с саботажниками и сопротивленцами стахановскому движению является сейчас одним из важнейших участков классовой борьбы» («Правда», 13 ноября 1935 г.). Наместник Сталина в Ленинграде, Жданов, говорит о том же: «На некоторых предприятиях стахановское движение встретило сопротивление, в том числе и со стороны отсталых рабочих… Партия не остановится ни перед чем, чтобы смести с пути победы стахановского движения всех ему сопротивляющихся» («Правда», 18 ноября 1935 г.).

Подействуют ли эти угрозы на рабочих? Из приводимых ниже выдержек мы во всяком случае увидим, что рабочие не склонны уступать без боя там, где вопрос идет об их жизненных интересах.

«Труд» от 18 ноября 1935 г. сообщает, что «на шахте № 5 забойщик Кириллов избил начальника участка, который требовал от него правильного крепления за забойщиком стахановцем Замстеевым». Дело в том, что применение стахановских методов в угольных шахтах привело к значительному сокращению забойщиков (например, в шахте самого Стаханова их число сократилось с 36 до 24). Хотя им и не угрожает безработица, но часть из них переведена на подсобную работу крепильщика, значительно хуже оплачиваемую. В таком положении и находился забойщик Кириллов.

В том же номере «Труда» рассказывается, как двое рабочих «вели злостную агитацию против стахановских методов. Дягтирев подговорил крепильщика бригады стахановца Курличева не работать. В результате работа на участке сорвана». Стахановцы жалуются, что только когда «есть надзор, работа идет» («Труд», 24 сентября 1935 г.). В Одессе на заводе тяжелого машиностроения токарь Поляков набросился на стахановца Коренного с железным бруском. Поляков исключен из союза, выгнан с работы, над ним предполагается устроить показательный суд («Труд», 23 октября 1935 г.). В Мариуполе, на заводе Азовстали двое рабочих, Чистяков и Хоменко приговорены к 4 и к 2 годам тюрьмы за угрозу убить стахановца-бригадира. На заводе «Красный Штамповщик» стахановка-работница нашла на своем станке грязный веник с прикрепленной запиской: «Т. Белой за выполнение трех норм преподносится букет цветов» («Труд», 1 ноября 1935 г.). Шесть дней понадобилось, чтобы установить «виновных». В их числе оказался и профорг Муравьев. Они сняты с работы. Высшее начальство требует передачи дела суду. «Труд» от 12 ноября 1935 г. сообщает, что «рабочие текстильщики, перешедшие на уплотненную работу, встретили и встречают большие препятствия. Классовая борьба (!!) напоминает о себе на каждом шагу». Небольшой пример: …«Открыли окна и выпустили всю влагу, помещение загрязнили до предела». На другой фабрике «у десятков станков челночные коробки смазали мылом. За всем этим мы видим вредительские действия. На фабрике «Большевик» над работницей Одинцовой, работающей на 144 автоматизированных станках, обнаглевший враг (т.-е. тот же рабочий. — М. Н.) издевался самым откровенным образом». Работница-стахановка рассказывает, как над ней издеваются: «ко мне подходили с такими словами: Как ты похудела, да побледнела, разве тебе жизни не жаль».

«Известия» от 28 октября рассказывают, как в бараке № 25 Картонажной фабрики в Москве, рабочие Холмогоровы, отец и сын, «укоряли стахановца Соловина в том, что он своей работой в конце концов добьется снижения расценок. Холмогоровы подговорили живших вместе с ними рабочих Наумова и Непекина и те подожгли в ногах у спавшего Соловина бумагу. В результате этого зверского преступления Соловин получил серьезные ожоги. Преступники арестованы».

На заводе «Авиахим» рабочий Крыков систематически перевыполнял норму, в то время как рабочие высшего разряда вырабатывали меньше, чем он. «14 октября все стало ясно. Карпов передал Крыкову следующую записку: Товарищ Крыков, ты не гони так шибко и не превышай норму, а проси еще расценок…». Крыков пожаловался администрации и рабочий Карпов был сперва уволен и после раскаяния восстановлен со строгим выговором («Правда», 31 октября 1935 г.). В том же номере «Правды» сообщается, что в Смоленске «отсталые рабочие начали травить стахановца токаря Лихорадова… Дело дошло до того, что некто Свиридов сломал шестерню и оборвал ремни на Лихорадовском станке». Сам Лихорадов рассказывает («Правда», 17 ноября 1935 г.): «Когда я сделал 7 штук бандажей (т.-е. значительно перевыполнил норму. — Н. М.) в цеху поднялась такая история, враждебные элементы были готовы меня просто съесть».

Рабочих, сопротивляющихся стахановскому движению советские газеты называют «аварийщиками», способствующими авариям и поломкам механизмов: «аварии и поломки механизмов — излюбленное средство борьбы против стахановского движения» («Труд»).

«Правда» от 3 ноября 1935 г. сообщает, что в Тамбове четыре рабочих-стахановца «придя на работу, обнаружили, что их инструментальные ящики взломаны, инструменты похищены».

Об остроте борьбы говорит и то обстоятельство, что в отдельных, к счастью редких, случаях, она принимает характер террористических актов. «25-го октября вечером убит лучший ударник, слесарь завода «Труд» И. Шмырев… Преступники арестованы» («Правда», 29 октября 1935 г.). Через несколько недель «Правда» сообщает о том, что «военный трибунал приговорил убийц стахановца Шмырева к расстрелу». На шахте «Иван» Макеевугля, лучший стахановец Николай Цехнов убит «чтобы сорвать перевод участка на стахановскую систему… Преступники арестованы» («Известия», 30 октября и 2 ноября 1935 г.).

Мы уже упоминали о том, что стахановцы часто работают за счет своих соседей-рабочих. «Труд» от 23 октября 1935 г. сообщает: «Стахановец загружен работой, а его сосед простаивает». И в другом месте: «Успехи стахановцев потребовали сокращения рабочих на некоторых участках, началась новая борьба». Шура Дмитриева, стахановка, прямо заявила председателю завкома: «Неприятно мне. Либо добейся работы для всех, либо добейся сокращения, иначе перестану так работать». Нетрудно представить себе какое в этих условиях царит настроение на заводах. Мастер фабрики «1-го Мая» (Ленинград) Солдатов говорит: «Когда не было стахановцев, то и простоев не было, а вместе со стахановцами появились простои» («Труд», 24 октября).

Мы привели так много газетных выдержек, чтобы показать всю остроту борьбы внутри рабочего класса вокруг стахановского движения. Если стахановское движение не грозит пока советскому рабочему безработицей — бурно растущая промышленность пока в состоянии поглотить все освобождающиеся рабочие руки — то оно грозит ему простоями, переводом в подсобники, физическим перенапряжением, снижением зарплаты, и пр., и пр. Дальнейшее расслоение рабочего класса означает усиление экономического неравенства и розни.

Абсурдно было бы думать, что большинство или хотя бы значительная часть рабочего класса сможет стать стахановцами. Рост зарплаты стахановцев уже сейчас несомненно является объектом беспокойства бюрократии. Занятая стабилизацией советской валюты, она не может «швыряться» рублем. Сталин открыто провозгласил, что нужно пересмотреть нынешние технические нормы «как не соответствующие действительности, они отстали и превратились в тормоз… Необходимо их заменить новыми, более высокими техническими нормами», которые «нужны кроме того для того, чтобы отстающие массы подтягивать к передовым». Достаточно ясно. Новые нормы эти должны по Сталину «проходить где-нибудь по середине между нынешними техническими нормами и теми нормами, которых добились Стахановы и Бусыгины» («Правда», 22 ноября). А за подъемом технических норм вскоре несомненно последует снижение расценок, т.-е. удар по заработной плате. На ряде предприятий расценки были снижены директорами немедленно же после первых рекордов стахановцев. Это чует советский рабочий, это тревожит его, и он ищет путей к самообороне и протестует по-своему, как мы это видели, из приведенных фактов.

Очень вероятно, что мы стоим в СССР накануне серьезных экономических оборонительных боев рабочего класса. Борьба эта неизбежно будет иметь, по крайней мере вначале, партизанский и разрозненный характер. Рабочий класс в Советском Союзе не имеет своих профессиональных союзов, не имеет партии. Та совершенно выродившаяся бюрократическая организация, которая именуется профсоюзами, самими бюрократами (из других ведомств) признается совершенно обанкротившимся привеском к хозяйственным организациям. Это признание теперь делается открыто в советской печати.

Вопросы защиты профессиональных интересов рабочего класса приобретают в СССР в самом близком будущем огромное значение. Рабочие будут неизбежно стремиться создавать свои организации, пусть чрезвычайно примитивные и кустарные, но все же способные защищать прямые интересы рабочих в области рабочего дня, отдыха, отпусков и заработной платы и поставить преграду нажиму бюрократии по линии интенсификации под флагом стахановского движения и под иными флагами.

Задача большевиков-ленинцев помочь рабочему классу СССР в этой борьбе с чудовищными бюрократическими извращениями в области повышения производительности труда. Надо, в частности, помочь передовому советскому рабочему — на основе активного участия в повышении экономического могущества страны — правильно сформулировать, выдвинуть и популяризировать в массах основные требования-лозунги, своего рода программу-минимум в защиту интересов рабочего класса от бюрократии, ее произвола, насилий, привилегий и коррупции. Весьма вероятно, что на основе промышленных успехов и известного повышения жизненного уровня масс, по крайней мере их верхних слоев, — повышения крайне отстающего от промышленного роста, — советский рабочий именно с этого конца, т.-е. с защиты своих элементарных экономических интересов, приобщится снова к политической борьбе. Тогда перед Октябрьской революцией откроется перспектива возрождения.

Н. Маркин.

12-го декабря 1935 г.
Вот они, спортивные проявления. Но были ли иные возможности в то время?...
Ответить

Вернуться в «Коммунистическая идея»