Экономическая модель Чартаева(архив)

Модератор: Модераторы Новой коммуны (Павел)

Ответить
Паша
Сообщения: 330
Зарегистрирован: 17 окт 2019, 06:16
Репутация: 68

Экономическая модель Чартаева(архив)

Сообщение Паша »

отрывок из книги Глеба и Владимира Тюриных «Как поднять русскую глубинку».
Попытки создания местных самостоятельных и самодостаточных производств имели место в конце советской эпохи. Это были попытки семейного и бригадного подряда, прочие формы. Оказалось, что малая экономика опять может иметь значение.
Пожалуй, самым успешным и значительным был эксперимент небольшого колхоза в селе Шукты высоко в горах Дагестана – в одном из дотационных регионов страны. То, что удалось сделать там, поражает воображение. Большинство сельхозпредприятий страны утопали в долгах, пытаясь подстроиться под новые условия работы, а в Шукты местные жители строили на заработанные деньги кирпичные коттеджи для простых работников и покупали автомобили. В стране людям месяцами не выплачивали зарплату, а маленький дагестанский колхоз выплачивал стипендии всем школьникам с хорошей успеваемостью – от первого до одиннадцатого класса. Причём речь идет о колхозе, который ещё в середине 80-х годов был убыточным. Откуда взялось такое богатство?
Успех колхоза в маленьком селе Шукты был связан с именем выдающегося агронома Магомеда Чартаева, придумавшего простую и действенную систему организации производства, которая до сих пор не имеет аналогов.
Сегодня эта система, к сожалению, забыта.
Как всё появилось?
Колхоз имени Орджоникидзе Акушинского района Дагестанской АССР никогда богатым не был. Он расположился в гористой местности, где, в целом, сложно заниматься сельским хозяйством. Высота 1600 метров над уровнем моря, участки плодородной земли малы и расположены на большом расстоянии от поселка. Чтобы от усадьбы добраться до пашни, нужно было преодолеть расстояние в сто, а то и в двести или триста километров.
Колхозники ютились в крошечных хижинах почти без удобств. Они не представляли себе, каково это пользоваться телевизорами и холодильниками. Во времена советской власти в колхоз так и не провели электричество.
На территории проживало несколько десятков разных этносов – даргинцы, аварцы, ахванцы и другие. Вроде бы жили в мире, но случались между ними и конфликты, подчас даже со стрельбой.
Как ни бились чиновники во времена советской власти, поднять нищий колхоз не получалось. Он оставался дотационным, едва концы с концами сводил, – в таком состоянии и дожил до перестройки. В 1985 году колхоз работал с убытком почти 500 тысяч рублей в год. Казалось бы, рыночные отношения, которые уничтожали даже устойчивые по советским меркам предприятия, должны были раздавить колхоз имени Орджоникидзе, как карточный домик. Но случилось неожиданное.
В 1985 году председатель колхоза Магомед Чартаев разработал вместе с членами правления новую и весьма своеобразную систему организации производства. На общем собрании он представил её колхозникам.
Идея Чартаева была основана на принципе синергии: коллективное производство, если организовать его правильным образом, будет намного выгоднее для человека, чем индивидуальное производство. Но требовался сильный стимул, в советской системе отсуществовавший. В качестве стимула Чартаев выбрал результаты труда: отныне они принадлежали не колхозу, а людям. Иначе говоря, все колхозники из «наемных работников» превращались в арендаторов (фактически совладельцев предприятия), которые продавали не свой труд, а результаты труда – урожай, мясо. Идея выглядела рискованной, но члены колхоза после долгих обсуждений выразили согласие.
Колхозу имени Орджоникидзе действительно повезло с руководителем в этот критический момент российской истории. Магомед Абакарович Чартаев показал себя блестящим управленцем. С одной стороны, он был образованным, начитанным человеком, разбирался в экономических механизмах, с другой стороны – успел поработать на земле, накопил немало опыта и обладал практической хваткой. Учитывал интересы каждого земледельца, но глубоко переживал и за всё государство в целом, мечтал «поднять» всю общественную экономику. Его модель изначально не была умозрительной абстрактной конструкцией.
Чартаев правильно понял психологию колхозников: этим людям не нравилось работать из-под палки на предприятии, которое они не считали по-настоящему «своим». Но если выбросить их, как щенят, в рыночные отношения («занимайтесь фермерством!»), то они тем более не выплывут. Поэтому Чартаев создал комплексную модель, действующую на базе рыночных механизмов, но при этом близкую даже не к советским колхозам, а к тому «строю цивилизованных кооператоров», о котором мечтал в начале 20-х годов Ленин. В 1991 году колхоз был переименован в Союз собственников-совладельцев «Шукты».
Союз начался даже не с нуля, а с отрицательной величины – как полуразвалившееся убыточное предприятие с миллионными долгами, расположенное в местности, где сельское хозяйство никогда не было рентабельным. Чартаев сразу встретил стойкое противодействие местных чиновников, нетерпимых к подобным «авантюрам». А вскоре стали проявлять недовольство и сами колхозники: им казалось, что новые правила слишком строги и что схема не работает. Многие увольнялись.
Модель Чартаева поначалу была далека от совершенства, и правление колхоза постепенно дорабатывало её на протяжении пяти лет, устраняя все нестыковки.
Спустя год после начала работы по новой системе выяснилось, что треть колхозников не смогли перестроиться на новый лад и оказались банкротами – сработали в убыток и остались должны колхозу. Но были и положительные результаты: на порядок снизилась себестоимость продукции, появились свободные деньги, которые можно было потратить на погашение долгов и на развитие предприятия. Через год показатели были ещё лучше, и в дальнейшем дела шли только в гору.
«Бесперспективное» сельскохозяйственное предприятие вдруг стало расти как на дрожжах и демонстрировать показатели, которые в России в тот период имели только финансовые пирамиды.
В период с 1985 по 1996 годы численность работников союза практически не изменилась. За это же время валовая продукция сельского хозяйства выросла более чем в 18 раз. Урожайность с гектара увеличилась в 5 раз, посевные площади расширились в 1,5 раза, себестоимость продукции снизилась в 10 раз. Поголовье овец увеличилось в 3 раза, поголовье крупного рогатого скота – на 50%. Значительно улучшилась техническая база, но материальные затраты на обслуживание транспорта снизилась в 20 раз. В 8 раз меньше стало «управленцев». Производительность труда фантастическим образом выросла в 64 раза (6400% от прежней). Эти цифры приводили в смятение государственных чиновников. Общая доходность одного колхоза на тот момент была сопоставима с доходностью всех сельскохозяйственных производств Дагестана.
Всё это было достигнуто без финансовой поддержки государства, без грантов и инвесторов. В отдаленном колхозе, расположенном высоко в горах. В сложный исторический период, когда проводились экономические реформы и страну лихорадило от гиперинфляции.
Отсюда и невероятное по меркам 90-х годов материальное благополучие союза собственников-совладельцев. В 1995 году для всех членов союза были построены трехэтажные каменные коттеджи, и люди стали активно покупать автомобили, бытовую технику. В село проложили газопровод, старый клуб переоборудовали в плавательный бассейн и построили себе новый культурно-развлекательный центр. Кроме того, союз приобрел для хозяйственных нужд вертолет.
Эти люди строили у себя настоящий коммунизм в отдельно взятой деревне. Никто из них не потратил на свой коттедж ни копейки – за всё заплатил союз собственников-совладельцев. Магомед Чартаев измерял шагами каждый дом, требуя, чтобы коттеджи работников по размеру были не меньше, чем его дом. И если прежде многие подумывали о переезде в город, то после вручения им комфортабельного жилья оставить село было психологически сложнее.
Несмотря на то, что союз сосредоточил в своих руках крупные суммы денег, это не привело к социальному неравенству. Чартаев создал возможность обогащения для всех, поэтому и благосостояние людей выросло относительно равномерно. Нельзя сказать, что за десять лет все они превратились в богачей, но по меркам 90-х годов они были хорошо обеспечены – с учетом того, что союз был вынужден отдавать довольно крупные долги. Если в России в целом 90-е годы были периодом демографического кризиса, то в Шукты рождаемость в шесть раз превышала смертность.
Разумеется, союз вскоре привлёк большое внимание в Дагестане, а затем и во всей стране. Тысячи ученых-экономистов, управленцев, сельскохозяйственных работников потянулись в Шукты, чтобы изучить чартаевскую модель. Высшие чиновники из Агропрома внимательно изучали бухгалтерию Союза собственников-совладельцев, пытаясь выяснить, не мошенничество ли это. У людей в головах не укладывалось, что можно достичь такого благополучия честным путем.
В село регулярно приезжали и журналисты. Например, в 1995 году сюжет о союзе собственников-совладельцев вышел в программе «Взгляд» на первом канале.
«Уникальный опыт Чартаева позволяет реформировать экономику радикально, но мягко, эффективно и, похоже, справедливо. Чем дольше мы будем игнорировать это решение, тем дороже придется заплатить нам всем, – заявили журналисты в передаче. – Уже сейчас можно утверждать, что модель Чартаева – это не хитроумное изобретение, а открытие фундаментальных законов развития общества. А они стремятся к совершенствованию и развитию»
О модели дагестанского реформатора заговорили уже на самом высоком уровне – как о фундаментальном «кирпичике», который можно использовать, чтобы перестроить всё здание новой России. Элементы этой модели стали использовать в других регионах, например, в Белгородской области, где было построено около 4000 персональных крестьянских домов с рассчётом на то, что производители рассчитаются за них мясом и молоком в течение 10 лет. В Краснодарском крае перенять чартаевские механизмы производства попыталась фирма «Агрокомплекс».
Доктор экономических наук Сергей Юрьевич Андреев, изучавший экономические модели разных стран, утверждал, что ничего эффективнее чартаевской модели управления он так и не нашел.
Чартаев, видя большую эффективность своей системы, надеялся, что она будет подхвачена и растиражирована на государственном уровне. Став депутатом законодательного собрания Дагестанской республики, он предлагал перестроить согласно его модели всю экономику региона, но ничего не добился. Во времена Горбачева его приглашали в Москву на встречу с Президентом, но встреча не состоялась. А следующий лидер государства Борис Ельцин чартаевской моделью не интересовался.
Дагестанский реформатор до последних дней своей жизни упорно трудился несмотря на тяжелую болезнь, и не оставлял надежды, что его идеи всё-таки будут подхвачены. В 2001 году в возрасте 60 лет он скончался.
После этого чартаевский колхоз разрушился. В начале нулевых родственники дагестанского реформатора изменили форму предприятия, превратив его в акционерное общество, и оно начало стремительно разваливаться, потому что в формате акционерного общества прежние механизмы не работали. Было ли это сделано под давлением местных властей или нет – сегодня сказать трудно.
Паша
Сообщения: 330
Зарегистрирован: 17 окт 2019, 06:16
Репутация: 68

Re: Экономическая модель Чартаева

Сообщение Паша »

О принципах Чартаева кратко

1. Собственники имущества (капитала) общества (кооператива) - все его работники.
2. Демократия на производстве (законодательная власть в хозяйстве у всех его работников, принцип "один человек - один голос" и т.п.).
3. Участие работников в доходе общества (кооператива) в зависимости от результатов их труда и величине средств, внесённых ими в имущество (капитал) общества (кооператива).
4. Остаточный принцип формирования дохода работника (коллектива работников) - как разницы между стоимостью произведённой и проданной им продукции и его затратами на её производство и сбыт.
5. Плата работником за используемые им фонды предприятия в форме арендной платы.
6. Оплата труда руководителей путём определения общим собранием работников доли чистого дохода общества (кооператива), причитающейся каждому из них с учётом его конкретного вклада в производство и сбыт продукции общества (кооператива).
7. Система внутрихозяйственного хозрасчёта на основе согласованных цен самими работниками.
8. Увязка результатов труда непосредственного производителя и всех тех, кто прямо и косвенно его обслуживает как внутри общества (кооператива), так и за его пределами (реализация на практике идеи совокупного работника - "работника на конвейере").
9. Работники предприятия как внутренние инвесторы, жители территории как внешние инвесторы
Тоша
Сообщения: 118
Зарегистрирован: 01 янв 2020, 18:30
Репутация: 15

Re: Экономическая модель Чартаева

Сообщение Тоша »

Паша писал(а):отрывок из книги Глеба и Владимира Тюриных «Как поднять русскую глубинку».

Пожалуй, самым успешным и значительным был эксперимент небольшого колхоза в селе Шукты высоко в горах Дагестана – в одном из дотационных регионов страны. То, что удалось сделать там, поражает воображение. Большинство сельхозпредприятий страны утопали в долгах, пытаясь подстроиться под новые условия работы, а в Шукты местные жители строили на заработанные деньги кирпичные коттеджи для простых работников и покупали автомобили. В стране людям месяцами не выплачивали зарплату, а маленький дагестанский колхоз выплачивал стипендии всем школьникам с хорошей успеваемостью – от первого до одиннадцатого класса. Причём речь идет о колхозе, который ещё в середине 80-х годов был убыточным. Откуда взялось такое богатство?
Успех колхоза в маленьком селе Шукты был связан с именем выдающегося агронома Магомеда Чартаева, придумавшего простую и действенную систему организации производства, которая до сих пор не имеет аналогов.

Дагестанский реформатор до последних дней своей жизни упорно трудился несмотря на тяжелую болезнь, и не оставлял надежды, что его идеи всё-таки будут подхвачены. В 2001 году в возрасте 60 лет он скончался.
После этого чартаевский колхоз разрушился. В начале нулевых родственники дагестанского реформатора изменили форму предприятия, превратив его в акционерное общество, и оно начало стремительно разваливаться, потому что в формате акционерного общества прежние механизмы не работали. Было ли это сделано под давлением местных властей или нет – сегодня сказать трудно.
Выходит, не вышла в Шукты "сказка про 10 работников" :)

Как я понимаю, эффективная система социально-экономических отношений, будучи налаженной, действует уже независимо от того, жив её создатель или мёртв. Советские панельные дома до сих пор стоят, хотя рассчитывались на 25 лет плановой эксплуатации. А если со смертью "гуру" дело разваливается - значит, что-то важное в такой системе было совсем не так, как это пытаются представить...
Паша
Сообщения: 330
Зарегистрирован: 17 окт 2019, 06:16
Репутация: 68

Re: Экономическая модель Чартаева

Сообщение Паша »

Тоша писал(а):Выходит, не вышла в Шукты "сказка про 10 работников" :)

Как я понимаю, эффективная система социально-экономических отношений, будучи налаженной, действует уже независимо от того, жив её создатель или мёртв. Советские панельные дома до сих пор стоят, хотя рассчитывались на 25 лет плановой эксплуатации. А если со смертью "гуру" дело разваливается - значит, что-то важное в такой системе было совсем не так, как это пытаются представить...
Честно не изучал подробнее дальнейшую судьбу и развал чартаевского колхоза и не могу сделать точных выводов относительно гибели идеи.
Но посмею предположить - никто просто не понял полностью идеи чартаева. Все при попытках реализации переиначивали и делали ошибки, которые к успеху не приводили.
Денис 1985
Сообщения: 691
Зарегистрирован: 29 авг 2019, 07:55
Репутация: 89

Re: Экономическая модель Чартаева

Сообщение Денис 1985 »

На сколько я помню Чартаев это всё смог поднять на мелкобуржуазном сознании людей, которое тогда было ко времени и не стоит на месте, развивается дальше по пути индивидуализма и разобщения. Потому то, что там произошло — это вполне закономерно. Оно просто не могло долго работать в таком усреднённом состоянии, должно было состояться либо новое обобществление, либо полное разобщение. Бытие страны объективно подталкивало и подталкивает ко второму варианту. Это же как шар на холме, который может находиться на холме, но обязательно когда-то скатится в какую-нибудь сторону, причём перебежать ему в противоположную сторону будет гораздо сложней, как и вернуться на холм. Для этого нужны объективные предпосылки, с которыми всегда трудно, их всегда формирует общественно-экономический уклад. Либо идейное меньшинство, как мы с вами, которое тужится пыжится, а принимать под свои знамёна как правило некого.
Ответить

Вернуться в «Архив»