История и география общин

Ответить
Дмитрий 1974
Сообщения: 286
Зарегистрирован: 29 авг 2019, 05:32
Репутация: 60

История и география общин

Сообщение Дмитрий 1974 »

Трансформация общины
Познавательная статья и не менее интересный и познавательный портал, посвященный развитию общинного движения: http://insight-community.ru/%d0%be-%d0% ... %82%d0%b5/
Трансформация общины

Екатерина Синицына,

Лаборатория социальных инноваций Cloudwatcher

     Через всю историю человечества прослеживается стремление людей к совместному проживанию и труду, это было необходимым условием самого выживания и эволюции человеческой цивилизации, и особую роль здесь сыграл институт общины.
Следует отметить, что слово «община» многозначное. Прежде всего, это исторический термин, подразумевающий кровнородственную, родовую общину - первичную форму социальной организации, сложившуюся при первобытнообщинном строе. Родовая община представляла собой замкнутое образование на основе общественной собственности на средства производства, коллективного труда и совместного распределения и потребления произведенного продукта. Стадию родовой общины в своем развитии прошли все народы .
     В процессе образования классового общества и государства первобытная кровнородственная община трансформировалась в соседскую (территориальную) организацию сельского населения. Соседская (территориальная, сельская) община является переходной формой. Если первобытная родовая община характеризовалась коллективным трудом и потреблением, то более поздняя форма уже сочетала в себе как общинное, так и индивидуальное землевладение.
     Некоторые такие общины сохраняли жизнеспособность на протяжении веков. Наиболее известный пример - крестьянская община в дореволюционной России, являвшаяся разновидностью поздней соседской общины. Вплоть до начала ХХ века она оставалась единицей хозяйственного самоуправления крестьян. Сельские общины как официально признанные и регулируемые законом сообщества появились в ходе освобождения крестьян от крепостной зависимости в 1861 году, когда окончательно определился их состав, структура и сфера полномочий. Сельские общества являлись коллективными владельцами мирской надельной земли, предоставляя их отдельным крестьянам во временное пользование, они же несли коллективную ответственность за уплату налогов своими членами (принцип «круговой поруки»).
О значении института общины в истории человечества свидетельствует сохранение в современном употреблении термина “община” для обозначения самых разных социальных общностей - городских коммун, сельских обществ, землячеств, религиозных сообществ, профессиональных объединений (а так же низовых административно-территориальных единиц в некоторых государствах) .
     Важнейшее отличие нового типа общин состоит в том, что люди создают их самостоятельно и сознательно, в результате собственного выбора. Такие общины часто называют «идейными», поскольку на первый план в них выходит не экономическая целесообразность, а некая идейная составляющая (хотя в большинстве случаев элемент обобществления собственности по-прежнему присутствует). Члены такой общины, как правило, разделяют определённые политические, социальные, религиозные или иные взгляды, и зачастую ведут альтернативный или достаточно независимый образ жизни.
     Идейные общины, как правило, являются неправительственными общественными объединениями и имеют право устанавливать свои внутренние правила, не противоречащие государственным законам. В большинстве общин преобладает демократическая форма управления, когда решения принимают через консенсус или прямым голосованием, но некоторые из них имеют авторитарную структуру.
К идейным общинам в первую очередь можно отнести общины религиозные. В ранних формациях религиозная община обычно совпадала с родовой, сельской или соседской общиной, со временем она приобрела самостоятельное значение.
     Религиозные общины могут объединять как представителей официального вероисповедания, так и сторонников различных иных течений. Существует огромное количество различных религиозных общин – это православные монастыри и католические аббатства, общины мормонов и индийские ашрамы, разнообразные секты, объединения старообрядцев и духоборов, молокан и амишей… Возродившиеся не так давно языческие общины тоже в некоторой степени можно отнести к религиозным.
     В наибольшей степени понятию «религиозная община», пожалуй, соответствует монастырь - община монахов или монахинь, имеющая единый устав, а также единый комплекс принадлежащих ей богослужебных, жилых, хозяйственных построек. Так, в частности, согласно Уставу РПЦ, «монастырь - это церковное учреждение, в котором проживает и осуществляет свою деятельность мужская или женская община, состоящая из православных христиан, добровольно избравших монашеский образ жизни для духовного и нравственного совершенствования и совместного исповедания православной веры» . Каждый насельник несет определенные послушания, то есть выполняет ту или иную работу в монастырском хозяйстве. Монах получает во временное личное пользование необходимое имущество - келью, мебель, одежду и тому подобное. В случае выхода одного, нескольких или всех насельников монастыря из его состава, они не имеют права и не могут заявлять никаких претензий на имущество и средства монастыря.
     Однако разделение идейных общин на религиозные и светские порой тоже весьма условно – например, есть немало православных объединений, активно занимающиеся вопросами воспитания, здравоохранения. В частности, существуют общины, где проводится реабилитация людей, страдающих различными формами зависимости.
     К идейным общинам можно отнести и большинство коммун. Поскольку здесь часто возникает терминологическая путаница, стоит отметить, что изначально эти два слова были синонимами, поскольку «коммуна» (от лат. communis – общий) и переводится как «община» .
     Сегодня некоторые исследователи предлагают такой вариант: коммуна как модель с обобществленным бытом, община как модель с обобществленной собственностью . Но в принципе во многом название зависит от самоидентификации организации, от решения ее создателей и от исторического контекста. Например, в России традиционно понятие община относилось именно к крестьянской поземельной общине, а идейные сообщества называли коммунами - достаточно вспомнить известные «толстовские коммуны». Они объединяли последователей религиозно-этического общественного течения, возникшего в России в конце 19 века под влиянием философского учения Л.Н. Толстого. «Толстовцы» исповедовали ненасильственный, безгосударственный образ жизни, земледельческий труд, равноправие, свободу убеждений и верований. Хозяйственную основу коммун составляло земледелие, земля, жилища и труд были обобществлены. Свои сообщества «толстовцы» называли именно коммунами, хотя, следуя современному подходу, они скорее являлись общинами.
     Но все-таки терминология здесь – не самое главное. Попытки построить свой маленький, независимый мир, объединяющий единомышленников на основе определенной идеи, предпринимались с незапамятных времен. Достаточно вспомнить раннехристианские общины, монастыри, индийские ашрамы… А в XIV веке во время Гуситских войн в Чехии возник город Табор, создатели которого провозгласили принцип: «Подобно тому, как в городе Таборе нет ни твоего, ни моего, а все общее, так и для всех людей все должно быть общее, и никто не может иметь собственности, а кто имеет — творит смертный грех» Идея построения собственного справедливого общества получила яркое воплощение в ходе восстании в 1534 году в Мюнстере (Вестфалия), когда под руководством радикально настроенных анабаптистов была создана Мюнстерская коммуна. Анабаптистские власти конфисковали и объявили общественным достоянием имущество церквей, монастырей и бежавших и изгнанных горожан. Деньги были упразднены, а торговля и обмен ограничены, всех жителей Мюнстера обязали трудиться и участвовать в обороне города. Продовольствие и все предметы потребления обобществлялись и распределялись по строго установленным нормам.
     Появление коммун нового типа связано с идеями теоретиков утопического социализма, прежде всего Оуэна и Фурье. Английский философ Роберт Оуэн считал, что необходима радикальная перестройка общества на началах общности владения, равенства в правах и коллективного труда. Будущее «рациональное» общество Оуэн представлял себе в виде свободной федерации небольших социалистических самоуправляющихся общин. Главный вид занятий - земледелие, но предполагалось, что община должна организовать у себя также и промышленное производство. В 1820-ые годы Оуэн создал на территории США колонию-коммуну «Новая гармония», устав которой основывался на общности владения и принципах уравнительного коммунизма. Все члены этой общины имели право на одинаковую пищу, одежду, на одинаковое жилище и на воспитание детей. Однако этот проект оказался неудачным, община довольно быстро обанкротилась экономически, поглотив почти весь личный капитал Оуэна.
     В середине XIX века получила распространение идея фаланстеров, принадлежащая другому теоретику утопического социализма - Шарлю Фурье. Он считал, что люди должны объединяться в социальные общины - фаланги, иметь общее хозяйство, общие мастерские и жить в огромных дворцах - фаланстерах. Предполагалось, что фаланстеры станут новой формой жилья, где люди смогли бы приучиться к коллективизму и освободиться от бытовых тягот домашнего труда. Принципиальной чертой концепции Фурье являлось то обстоятельство, что общая собственность, принадлежащая фаланге, не отменяла собственности частной. Заработной платы никто в фаланге не получает, ее члены должны делить между собой общие доходы. Фурье предполагал, что они будут настолько велики, что каждый член сообщества сможет при желании делать сбережения и приобретать на них паи фаланги, таким образом превращаясь в полноправного собственника.
     Предпринятые в первой половине XIX века попытки создания в Англии и США оуэнистских коммунистических колоний, как и более многочисленные опыты по образованию ассоциаций-фаланг (количество которых измерялось тысячами), после кратковременных успехов обычно оканчивались провалом.
     Однако в России после Октябрьской революции 1917 года эти идеи вновь были взяты на вооружение победившей властью. Стали появляться дома-коммуны рабочей молодежи - как при различных предприятиях и учебных заведениях, так и стихийно. Они создавались по соображениям идеологического и финансово-экономического характера – в условиях послереволюционной разрухи объединение нередко становилось вопросом выживания. Во многих случаях быт обобществлялся полностью, прежде всего в плане финансов: от 40 до 100 % заработка шли в общий котел, из которого коммунары получали деньги на свои нужды. В некоторых коммунах без разрешения коллектива нельзя было даже покупать личные вещи . «Всем распоряжается безликий и многоликий товарищ-коллектив. Он выдает деньги на обеды (дома только чай и ужин), закупает трамвайные билеты, табак, выписывает газеты, отчисляет суммы на баню и кино» – писал в 1929 году журнал «Смена» .      Официально такие коммуны просуществовали до 1934 года, когда XVII съезд ВКП(б) осудил «уравниловку» и весь этот социальный эксперимент в целом.
     В конце 1920-х годов в советской России возродилась дискуссия о новых типах рабочих жилищ, главным из которых был признан дом-коммуна. Появились новые, специально построенные для этих целей жилые дома-коммуны, их возводили, как правило, в стиле конструктивизма. Строительство регулировалось «Типовым положением о доме-коммуне» Центржилсоюза (1928), который предписывал коммунарам при вселении отказаться от накопленных предыдущими поколениями мебели и предметов быта, и предполагал коллективное воспитание детей, стирку, уборку, приготовление еды и удовлетворение культурных потребностей . Большинство из таких домов объединяли индивидуальные квартиры и коммунальные учреждения (общие кухни, столовые, прачечные, бани или душевые комплексы). В целом дома-коммуны широкого распространения не получили, эксперимент признали неудачным, и уже к 1930 году их строительство практически прекратилось.
     Вообще 1920-ые годы в России были интереснейшим временем, эпохой НЭПа и разнообразных социально-экономических экспериментов. Именно этот период стал временем расцвета новых форм общин и коммун, артелей и кооперативов. Отдельно стоит отметить трудовые коммуны, сочетавшие производственную и педагогическую деятельность. Пожалуй, самые известные из них - трудовые коммуны, которыми руководил А.С. Макаренко.
     Сначала была основана трудовая колония для несовершеннолетних правонарушителей имени М. Горького, позднее Макаренко принял по совместительству руководство коммуной имени Ф. Дзержинского. В колониях была введена система воспитания на основе общественно-полезного производительного труда. Коммунары не только учились, но и работали на полях и в мастерских. Так, например, в коммуне им. Дзержинского сотни подростков ежедневно четыре часа проводили в школе или на рабфаке, а четыре часа работали, занимаясь изготовлением инструментов и фотоаппаратов «ФЭД», средства от реализации которых шли на содержание коммуны и расширение производства. Введенный хозрасчет помогал коммунарам видеть плоды своего труда, воспитывал чувство хозяина .
     Всемирную известность обрела и другая трудовая коммуна – Болшевская. Она находилась неподалеку от Москвы и представляла собой учреждение для перевоспитания несовершеннолетних правонарушителей. В основу деятельности Болшевской коммуны были положены те же принципы, что и у Макаренко - добровольность пребывания в учреждении, производительный труд на благо общего хозяйства, сочетание самодеятельности коммунаров и сотрудничества с руководством учреждения и персоналом. С первых месяцев работы коммуны воспитанники вовлекались в сельскохозяйственные работы. Позднее подсобные и хозяйственные помещения были перестроены в разнообразные мастерские, которые со временем превратились в большой промышленный комплекс, состоящий из трех фабрик – трикотажной, обувной и фабрики по производству коньков. К середине 30-х годов они уже представляли собой высокорентабельное производство. Продукция Болшевской трудкоммуны пользовалась высоким спросом и расходилась по всей стране, в результате коммуна не только не требовала на свое содержание государственных средств, но получала сотни тысяч рублей чистого дохода. Число коммунаров, составлявшее в 1924 году 18 человек, к 1936 достигло почти 5000. К этому времени Болшевская коммуна превратилась в некое подобие государства с собственными магазинами, яслями, школами, больницей, кинотеатром и радиостанцией . В 1937 году коммуна была репрессирована, начались аресты ее руководителей и активистов. А в декабре 1939 года появился приказ о ликвидации всех трудовых коммун...
     Опыт советских трудовых коммун, организованных в первую очередь А.С. Макаренко, на протяжении десятилетий изучался специалистами многих стран. По словам английского психотерапевта Мелвина Роуз, «Школа Макаренко могла бы быть для нас примером одной из наиболее успешных организаций терапевтического сообщества» . Именно этот опыт в модифицированных версиях позднее стал использоваться в Европе и США в качестве одной из наиболее успешных программ социально-трудовой реабилитации и ресоциализации для людей, страдающих от разных форм зависимости.
     Однако самой известной формой общины в советской России можно считать колхоз. Колхоз - форма хозяйствования на селе, при которой средства производства (земля, оборудование, скот, семена и т.д.) находились в совместной собственности и под общественным управлением его участников. Коллективные хозяйства в деревне в Советской России стали возникать с 1918 года. Выделяют три формы таких хозяйств:
     Сельскохозяйственная коммуна (унитарное предприятие), в которой обобществлялись землепользование и все средства производства (постройки, мелкий инвентарь, скот). Такие коммуны создавались обычно на бывших помещичьих и монастырских землях. Потребление и бытовое обслуживание членов коммуны полностью базировались на общественном хозяйстве; распределение было уравнительное, по количеству едоков. Своего личного подсобного хозяйства члены коммуны не имели.
     Сельскохозяйственная артель (производственный кооператив), в которой обобществлялись землепользование, труд и основные средства производства - рабочий и продуктивный скот, техника, хозяйственные постройки. В личной собственности крестьян оставались жилые дома и подсобное хозяйство, размеры которого ограничивались уставом артели. Доходы распределялись по трудодням, то есть в зависимости от количества и качества труда.
     Товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ), в котором обобществлялись только землепользование и труд, в личной собственности крестьян оставались постройки, машины, инвентарь и скот. Доходы распределялись не только по количеству труда, но и в зависимости от размеров паевых взносов и ценности средств производства, предоставленных товариществу каждым его участником .
     Сам процесс коллективизации, то есть объединения мелких индивидуальных крестьянских хозяйств в коллективные, можно разделить на 3 периода.
     Первый длился с октября 1917 по 1920 год. В этот период деревенская беднота и рабочие, прибывшие в сельскую местность из городов в связи с голодом и разрухой, организовывали коллективные хозяйства на базе помещичьих имений.
В 1921-1929 гг. наступил новый период в колхозном движении, связанный с переходом к НЭПу. В это время процесс коллективизации развивался стихийно, без какого бы то ни было административного вмешательства со стороны власти. Коллективные хозяйства этого периода по своим размерам были сравнительно небольшими, они объединяли по 8-10 крестьянских дворов. Постепенно количество сельхозкоммун сокращалось, а количество сельскохозяйственных артелей и ТОЗов наоборот, возрастало, поскольку в них более удачно сочетались интересы личности и коллектива.
     В конце 1920-х годов начался третий, завершающий этап. После того как в ноябре 1929 года руководство страны провозгласило курс на сплошную коллективизацию, она приобрела принудительный и массовый характер. Артель стала основной, а затем и единственной формой коллективных хозяйств на селе. Позднее название «сельскохозяйственная артель» потеряло своё значение, его повсеместно заменило наименование «колхоз». Насильственная коллективизация, проводимая жесткими методами, привела к значительному разрушению производительных сил, сокращению сельскохозяйственного производства, голоду 1932 – 33 гг. на Украине, Северном Кавказе, в Поволжье, и массовым выступлениям крестьян. Тем не менее, во второй половине 1930-х гг. коллективизация была завершена и в СССР окончательно утвердилась колхозная система .
     Деятельность колхоза регулировалась уставом. Земля закреплялась за сельскохозяйственной артелью в бессрочное пользование и не подлежала ни купле-продаже, ни сдаче в аренду. Уставы определяли размеры приусадебной земли и количество скота в личном пользовании колхозников. Членами артели могли стать все трудящиеся, достигшие 16-летнего возраста, кроме бывших кулаков и лишенцев (то есть лиц, лишенных избирательных прав). Общим голосованием избирался председатель - глава хозяйства, и правление колхоза.      Были созданы машинно-тракторные станции для обслуживания колхозов техникой.
     Власть установила жесткий контроль над деятельностью колхозов. Они были обязаны вести плановое хозяйство, расширять посевные площади, постоянно повышать урожайность. В условиях отсутствия рыночных цен на государственном уровне, взаиморасчёты с городом за технику и горючее производились административными методами, зачастую не в пользу крестьян. Долгое время для того, чтобы удержать колхозников на селе, им не выдавали паспорта. Оплата в колхозах начислялась в трудоднях, трудодень был разный и являлся своеобразным мерилом участия колхозника в общей работе колхоза. Государство постоянно следило за использованием колхозами выделенного им земельного фонда и соблюдением нормы поголовья скота. Периодически проводились проверки размеров приусадебных участков, излишки земли изымались.
     В 1956 году был принят новый устав сельхозартели, который разрешил колхозникам самим определять размеры приусадебного участка и количество скота, находящегося в личной собственности. Обязательные поставки и натуроплаты были заменены закупом. Позднее оплата по трудодням была заменена гарантированной оплатой труда.
     Большинство колхозов в 1990-е годы либо прекратили своё существование, либо были преобразованы в хозяйственные общества, производственные кооперативы, товарищества или фермерские хозяйства (аналог частного унитарного предприятия).
Ошибки в реализации во многом дискредитировали саму идею колхозов, однако ее жизнеспособность подтверждается опытом зарубежных стран. Нередко можно найти сопоставления с израильскими кибуцами.
     Кибуц - это сельскохозяйственная коммуна, основанная на принципе коллективного владения имуществом и средствами производства, равенства в работе, потреблении и социальных услугах, на отказе от наемного труда. Первый кибуц был создан израильскими поселенцами в 1909 г. С тех пор кибуцное движение начало активно развиваться, его пик пришелся на период образования государства Израиль, то есть на середину ХХ века. В то время в кибуцах сосредоточивалось 7% еврейского населения страны, и хотя число кибуцев неуклонно продолжало расти, их относительное значение в социально-экономической жизни страны стало постепенно снижаться. Это, прежде всего, связано с урбанизацией и усилением рыночных элементов в экономике Израиля.
     Сегодня в стране насчитывается приблизительно 270 кибуцев, с численностью от 80 до 2 000 человек. С населением в 120 000 они представляют приблизительно 2,8 процента населения Израиля . С 2005 года всем кибуцам был присвоен один из трёх статусов: общинный кибуц (традиционная форма); обновленный кибуц (с частичным обобществлением) и городской кибуц.
     Возникнув как аграрные поселения, кибуцы позднее расширили свою деятельность, и сейчас сельское хозяйство приносит им не больше четверти доходов. Нынешние кибуцы - это многоотраслевые экономические единицы, практически все они обзавелись одним, а то и несколькими промышленными предприятиями. В кибуце средства производства находятся в коллективной собственности. Официально земля принадлежит государству, но кибуц вправе полностью ею распоряжаться.
     Кибуцы насчитывают от 100 до 2000 жителей, в среднем это 500—600 человек. В управлении действует принцип прямой демократии. Каждый член кибуца участвует или, по крайней мере, имеет право участвовать в решении всех вопросов. Высшим органом является общее собрание, которое формирует социальную и экономическую политику кибуца, утверждает бюджет, принимает новых членов. На собраниях выбирают комиссии (жилищную, финансовую, планово-экономическую и др.) Председатели основных комиссий вместе с секретарем (так называют главу кибуца) образуют орган исполнительной власти - «правительство» кибуца.
     Одна из наиболее значительных попыток развить институт общин была предпринята в Китае в середине ХХ века в ходе политико-экономической кампании «Большого скачка». Целью кампании было укрепить индустриальную базу и добиться резкого подъема экономики страны, поскольку почти на 90% аграрный Китай в тот период резко нуждался в модернизации. В рамках «Большого скачка» 740 тыс. существовавших на тот момент сельскохозяйственных кооперативов были объединены в 26 тысяч крупных «народных коммун». В коммуне обобществлялись не только земля и средства производства прежних кооперативов, но также и приусадебные участки крестьян, принадлежавший им скот и домашнее имущество .
     Организация жизни и труда в коммунах носила военизированный характер: из крестьян формировались полки, батальоны и роты. В оплате практиковалось уравнительное распределение доходов. Коммуны были очень большими, их численность достигала 30 000 человек . Народные коммуны пытались сочетать сельское хозяйство с промышленностью, однако это в основном свелось к созданию небольших доменных печей, которые, как правило, давали сталь низкого качества. Большая часть такой стали шла на нужды самих коммун: из неё делали плуги, мотыги и другой сельхозинвентарь . В коммунах игнорировались хозрасчет, принцип материальной заинтересованности. Примерно половина доходов выплачивалась в виде заработной платы, тогда как вторая половина принимала форму так называемого «бесплатного» обеспечения продовольствием (а иногда также одеждой и бытовыми услугами вплоть до бани и парикмахерской) .
Кампания по организации народных коммун, в основном проводившаяся административно-принудительными методами, заняла всего несколько месяцев вместо предусмотренных планом нескольких лет. Перегибы китайской коллективизации в сочетании с засухой 1960 г. нанесли ощутимый урон всей экономике страны и привели к возникновению массового голода. В 1961 году было принято решение приостановить политику «Большого скачка» в сельском хозяйстве.
     Во второй половине ХХ века возникают и получают широкое распространение новые формы общин и коммун. Этот процесс связан с «молодёжной революцией» второй половины 60-х годов, которую возглавили «новые левые», активизацией феминистского и экологического движения, расцветом философии и субкультуры хиппи. В США и западноевропейских странах создавались тысячи самых разнообразных сообществ, прежде всего коммун.
     Примерно в те же годы в Европе впервые возникает идея кохаузинга (cohousing) – своеобразного жилищного сообщества. В принципе кохаузинги тоже можно отнести к общинам. Эта тенденция имеет нечто общее как с коммунами большевиков, так и с коммунами хиппи, но в данном случае люди объединяются, прежде всего, из прагматичных соображений, с целью реализации своих экономических и социальных интересов.
     Члены сообщества живут в отдельных домах или квартирах, которые закреплены за ними на правах частной собственности, и имеют собственные финансы. Однако у них есть общее пространство для совместных действий: это может быть кухня, бассейн, спортзал, сад, библиотека, сауна, детская игровая площадка. В кохаузингах, как правило, организован совместный присмотр за детьми, уход за садом или прилегающей территории, оптовые закупки товаров. Малое количество членов сообщества позволяет принимать все важные решения только на основе общего согласия жильцов. Основная декларируемая цель в кохаузингах - создание добрососедских отношений .
В конце ХХ века большую популярность приобрела такая форма общины, как экопоселение. В России выделяются две волны возникновения экологических поселений.
     Первая волна приходится на конец 80-x — 90-e годы XX века, она возникла под влиянием тяжёлых экономических обстоятельств и нестабильности в обществе, связанных с распадом СССР. Многие из поселений этой волны ориентировались на коммунарскую модель и оказались нежизнеспособными, хотя есть и исключения . Например, созданная в 1992 г. в Калужской области педагогическая община «Некоммерческое партнерство приемных семей «Китеж». Это посёлок, построенный для детей-сирот, в котором вместе живут дети и взрослые. В поселке 15 деревянных жилых домов, а также здания школы, столовой, фермы, столярной мастерской и церкви. Члены общины учат детей – родных и приемных, сами строят дома, работают на ферме…
     Вторая волна экопоселений возникла в начале XXI века под влиянием серии книг писателя Владимира Мегре «Звенящие Кедры России»; участников этого движения называют анастасийцами (по имени главной героини книг Мегре). Анастасийцы стремятся прежде всего к гармонии – с собой, с природой и с миром, они занимаются в основном сельским хозяйством, ремеслами, агротуризмом. Их поселения состоят из родовых поместий. Родовое поместье - это участок земли размером не менее гектара, на котором семья планирует и воплощает свое личное пространство. Участок предоставляется семье бесплатно в пожизненное пользование с правом передачи по наследству, он неделим и неотчуждаем .
     Сегодня существуют сотни общин самой разнообразной направленности. Они называют себя экологическими, духовными, казачьими, педагогическими, языческими.… Возникают общины приверженцев таких экзотических течений, как сурвивализм (survivalism) – субкультура, объединяющая людей, которые готовятся к концу света, и дауншифтинг (downshifting) - отказ от «чужих целей» и погони за материальными благами.
     В России действующее законодательство не предусматривает такой организационно-правовой формы, как «община». При создании подобной организации в качестве юридического лица она может быть зарегистрирована либо как коммерческая организация (главная цель которой - получение прибыли), либо как некоммерческая (главная цель, определяемая уставом, не связана с получением прибыли - например, военно-патриотическое воспитание, просветительство, защита окружающей среды). Общины, как правило, создают не ради получения прибыли, однако во многих случаях, из соображений практической целесообразности, статус коммерческой организации может оказаться более подходящим . Что же касается религиозных общин, то их деятельность регламентируется в России Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г.
     Иногда к общинам относят объединения лиц, созданные по национальному признаку (землячества, диаспоры).
     Отдельно стоит упомянуть общины коренных малочисленных народов. В России на рубеже XX-XXI веков наметился рост этнического самосознания малочисленных народов Севера, у них появились свои общественные объединения, учебные центры, ассоциации и профессиональные союзы. В 1990 году возникла Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России, а с 2000 года общие принципы организации общин коренных малочисленных народов регулируются федеральным законодательством . Во многих местах проживания малочисленных народов воссозданы общины как традиционные формы организации совместной деятельности, распределения продукции и взаимопомощи.
     Несмотря на все трансформации, институт общины сегодня по-прежнему живет и развивается. Исторический опыт свидетельствует, что наиболее жизнеспособными являются общины, в которых гармоничным образом сочетаются интересы личности и коллектива. Община, как и любое сообщество - это живой организм, который возникает и развивается стихийно, по своим собственным законам, и здесь очень важно выстроить правильные, партнерские отношения с государством. Вмешательство власти в дела общины, излишнее давление или опека наносят не меньший вред, чем подчеркнутое противостояние общин государственным институтам.
Источник: insight-community.ru
Дмитрий 1974
Сообщения: 286
Зарегистрирован: 29 авг 2019, 05:32
Репутация: 60

Re: История и география общин

Сообщение Дмитрий 1974 »

Крестьянская (сельская) община
Русская община

История сельской общины как сословного института, руководившего всей жизнью деревни - хозяйственной, общественной, семейно-бытовой, - прослеживается по историческим источникам со времен Русской Правды, своеобразного первого писаного государственного кодекса ХII в.

Территориальная (соседская) община была универсальной формой социально-хозяйственного бытия русского крестьянства, повсеместность ее распространения лишь свидетельствовала о ее необходимости и как бы "самовозникновении" на новых вновь заселяемых русскими крестьянами землях. Прослеживая этапы истории этого важнейшего института, следует прежде всего иметь в виду, что на протяжении веков его функции не оставались неизменными. Дело в том, что с усилением государственного аппарата и развитием феодального землевладения функции сельской общины медленно, но неуклонно сужались. Если по Русской Правде община привлекалась к судебно-следственному процессу, а ее представители - к княжескому суду и вплоть до XV в. она играла немалую роль в местном управлении (раскладка и сбор налогов, судебные разбирательства), то с расширением феодального землевладения ее роль в местном управлении все более и более умалялась. Поэтому историю сельской общины следует рассматривать в двух ракурсах - собственно государственном и внутридеревенском управлении.
Сельская община всегда оставалась основой организации земледельческого производства, и, естественно, землепользование и землевладение были для общин задачей первостепенной; поэтому разрешение этих задач играло очень существенную роль в жизнедеятельности общин, тем более когда дело доходило до государственного судебного разбирательства при возникновении споров и тяжб. Упрочению и развитию системы феодализма на Руси было свойственно правовое своеобразие разных общественных взглядов на земельную собственность. Государственная власть в лице великих князей московских неуклонно придерживалась убеждения, что вся земля составляет ее собственность и только ей принадлежит право безусловного земельного распоряжения. На этой правовой установке базировалась поместная система, когда служилый человек получал поместье на праве условного владения, до тех пор пока он (или его потомство) нес свои воинские обязательства. Феодальные владения - вотчины при всей безусловности права наследования по родственным линиям, тем не менее, находились под контролем княжеской (позднее - царской) власти, которая могла их конфисковать, ограничить права распоряжения и т.п. Только в XVIII в. господствующее сословие - дворянство добилось от верховной власти права собственности на свои земельные владения с безоговорочным распоряжением ими.
Общинное крестьянство, рассматривавшее свои владения как принадлежность всей общины, выработало на основе обычая свое право, в основе которого лежал принцип потомственного владения крестьянским двором и частью освоенных им общинных угодий.
Сохранившийся актовый материал XFV-XV вв. содержит любопытную формулу, как бы совмещавшую два принципа - государственного и обычного права. В различных документах, вышедших из крестьянской среды в связи с различными земельными спорами, эта формула звучала так - земля великого князя, а нашего (крестьянского) владения. Общины, сплошь и рядом представлявшие целые волости, жестко боролись за свои владения, и они часто обращались к великокняжескому суду.
Обращаясь к этим документам XIV-XV вв., можно увидеть некоторые черты крестьянского мировоззрения: черносошное крестьянство того времени признавало принадлежность земли великокняжеской власти и вместе с тем рассматривало землю как свою, волостную, находившуюся в его коллективном владении с правом распоряжения; оно же считало, что великокняжеская власть обязана охранять крестьянское общинное черносошное землевладение, а тем самым и саму общину (Черепнин, 1960. С. 264, 266, 268, 274, 275). По крайней мере с конца XV в. государственное писаное право учитывало нормы, определявшие положение мирских сообществ, и регулировало в той или иной степени их отношения с верховной властью и ее представителями на местах. Жалованные грамоты великих князей и судебники 1497 и 1550 гг. законодательно упрочивали положение мирских крестьянских представительств в системе местного управления. Крестьянское владение угодьями в границах общины-волости в равной степени прослеживалось повсеместно, вне зависимости от того, были ли они черносошными, дворцовыми или входили в состав феодальных вотчин. Община-волость обладала немалыми правами, которые в значительной степени вытекали из структуры ее существования. Община-волость возглавлялась волостным сходом, который выбирал должностных лиц волости (старост, сотников, или соцких), раскладывал и утверждал возлагаемые на волость повинности. Эта демократично выборная организация обладала немалой и разносторонней властью; за ней оставались судебно-розыскные функции, сохранявшиеся со времен Русской Правды, организация выполнения государственных повинностей, распоряжение вымороченными и свободными земельными угодьями и прием новых поселенцев, надзор за состоянием общинных угодий и их охрана от внешних посягательств. Все эти хозяйственно-административные, фискальные и полицейские функции общины-волости силой обстоятельств заставляли считаться с ней и центральные дворцовые управления и местных феодалов-соседей. В лице своих выборных представителей община-волость выступала со своими жалобами непосредственно перед верховной властью. Она же охраняла установившийся обычай отмечать храмовые праздники с их "пирами" и "братчинами", на которых могли обсуждаться и решаться местные дела {Покровский Н.Н., 1973. Гл. 2). Вместе с тем актовые источники XTV-XV вв. позволяют судить об определенном этапе в истории сословной крестьянской организации в системе феодального государства, в котором именно общинное землепользование, как это ни парадоксально, облегчило верховной власти, не встречавшей сопротивления частных земельных собственников, объявить себя верховным собственником земли, сохраняя за общинами функции местного самоуправления и тем самым инкорпорируя их в систему государственного управления. Следует иметь в виду, что этот этап заложил в крестьянском самосознании глубокий след - двойственная основа земельного права навеки оставалась в сознании крестьян-общинников, а общинная организация оставалась основой сельского существования и хозяйствования, несмотря на серьезнейшие изменения в дальнейшем крестьянского бытия.
XVI век положил начало трансформации общинной организации. Именно с этого времени начались массовые расхищения волостных земель все более и более умножавшимися помещиками. Создание поместной системы привело к гибели общину-волость в центральных уездах России. Община из волостной организации превращалась собственно в сельскую и замыкалась в своей деятельности границами частнофеодальных владений, а жизнь крестьян-общинников регламентировалась "кодексами" помещиков и вотчинников, о чем можно судить по сохранившимся материалам более позднего времени (XVII-XVIII вв.).
В областях, где поместное замлевладение не получило развития, община-волость продолжала существовать, местами вплоть до второй половины XIX в., в ее истории основным мотивом становится борьба с все более усиливавшейся бюрократизацией местного управления. Общины-волости сохранились прежде всего в северной, заволжской части России, в Поморье - от Карелии до Урала. До середины XVI в. местное управление в этом регионе возглавлялось присылавшимися из Москвы кормленщиками, с которыми общины-волости, отстаивая свои прерогативы, вступали в острые противоречия. В середине XVI в. правительство Ивана IV распространило на северный регион земскую реформу, по которой все местное управление передавалось выборным органам общин-волостей (сходам разных рангов и выборным на них должностным лицам) {Носов; Копанев, 1978). Эта система сумела пережить террор опричнины и существовала до конца XVI в., пока в России не началось введение на местах воеводского управления, с которым общины-волости фактически делили власть. В XVII в. земское управление достигло своего расцвета, о чем свидетельствует классическое исследование М.М. Богословского, в котором автор подробно исследовал земельные отношения на Севере, структуру земских миров с их многочисленными функциями как "хозяйственного союза, церковной общины и юридического лица".
Норма Соборного уложения 1649 г., прикрепившая крестьян к земле, на Севере фактически не действовала, при сохранившемся на праве обычая подворно-потомственным владении наделом и праве пользования общинными угодьями севернорусский крестьянин пользовался свободой в хозяйственной деятельности. Правительство безуспешно стремилось предотвратить переселения черносошных крестьян (особенно в Сибири), но исходило не из нормы Уложения, а из фискальных интересов казны; в конце концов для него было безразлично, где платил государственные налоги черносошный крестьянин. Сами же общины-волости вовсе не были сторонниками запрета передвижения своих членов (Копанев, 1984. С. 56-66).
В XVIII-XIX вв. севернорусская община сохранила свою внутреннюю сущность, хотя подвергалась беспрерывному давлению со стороны системы централизованного государственного управления; "попечительство" губернских властей вело к их вторжению во внутреннюю жизнь общины, которая превращалась в низшее звено административно-фискального управления.
Земские миры Севера сыграли огромную роль в сохранении гражданского самосознания в среде северного крестьянства и посадского населения, что проявилось в годы польской интервенции в начале XVII в., в активной его роли в работе земских соборов, в годы деятельности Уложенной комиссии 1760-х годов и в повседневном отстаивании своих прав. Более того, именно севернорусское крестьянство, сыгравшее первостепенную роль в хозяйственном освоении Сибири, принесло туда земские традиции.
Возникновение сельской общины в первые же десятилетия освоения Сибири севернорусским крестьянством свидетельствовало о ее необходимости для переселения и тем самым естественности ее регенерации на вновь заселяемых местах. Типологически сибирская община была близка к севернорусской, коль скоро она вырастала на основе общественных представлений первых переселенцев. Фактически она проходила тот же путь развития, как и на Севере, с той лишь разницей, что российская действительность XVII-XVIII вв. существенно ускоряла движение этой социальной организации на ее пути к низшей административной инстанции. Уже первые поколения русских переселенцев доказали местной и центральной властям всю тщетность попыток лишить их права передвижения. Было вполне очевидно, что земледельческое освоение сибирских земель может опираться только на хозяйственный опыт, принесенный переселенцами. Документы XVII в. неоспоримо свидетельствуют об использовании этого опыта не только с чисто хозяйственной точки зрения, но и с социальной.
Нарождавшееся сибирское крестьянство в своих обращениях (челобитных) к властям сплошь и рядом действовало от имени не одного селения, а нескольких, что позволяет думать об образовании общин-волостей. В процессе земледельческого освоения земель и создания пашен образовывались "повальные" объединения, явно общинного происхождения. Эти объединения, совместно проводя освоение угодий, создавали основу обычно-правового семейно-насле детве иного владения землей. О роли общины в общественной жизни сибирского крестьянства четко свидетельствуют документы, обращенные к местной и центральной власти (Александров В.А., Покровский Н.И. Гл. 1). По сути дела эти обращения касались очень разных обстоятельств местной жизни - обложения и несения повинностей, порядка землепользования, полицейско-административного надзора, личных обязательств общинников, злоупотреблений и превышения власти приказчиков, назначавшихся воеводами, выборов общинами старост и выдачи им мирского "выбора" и т.п. Многообразие всех этих житейских обстоятельств, не говоря уже о прямых столкновениях общин с местной администрацией, свидетельствовало о широте мирского мышления, четко отражавшего не только сословные интересы, но и представления крестьян о значимости и возможностях своего сословного органа.
Официально территориальные общины-волости были признаны положением 1797 г., по которому в них устанавливалась численность населения, но фактически они складывались много раньше, а их выборные органы утверждались уездной или заводской администрацией и до 1780-х годов.
В процессе бюрократизации местного управления по указу 1805 г. в общегосударственном масштабе повелевалось на волостных сходах собираться только дворохозяевам; в 1822 г. было определено количество сельских поверенных, которые могли представлять свои селения на волостных сходах. Тем не менее сходы по-прежнему выражали прежде всего интересы миров. Весьма показательно в этом отношении существование выборных мирских поверенных, которым поручалось разрешение всяких сельских дел с местной администрацией и которые, по крестьянскому убеждению, обладали личной неприкосновенностью. И в XVIII и XIX вв. волостная община не только занималась раскладкой податей и повинностей, но и активно боролась за возможность их выполнения, исходя из своих трудовых и материальных ресурсов. Общины, регулируя сельскую жизнь, в Сибири даже брали на себя функции Синода и сами выносили решения о разводе мужей и жен. Таким образом, волостная и составлявшие ее сельские общины при всех возлагавшихся на них административно-управленческих функциях сохраняли свой авторитет социальной организации сибирских крестьян.

Сельская община, попавшая в центральных районах Европейской части страны в условия крепостнической, личной зависимости от феодалов-землевладельцев, шла своим путем, и ее общественная роль приобретала специфические черты, отражавшие социальную приниженность местного крестьянства по сравнению с севернорусским и сибирским. Гибель черносошных общин-волостей в центре страны особенно очевидна стала во второй половине XVI в. с развитием поместной системы. Селения замыкались в рамках сельских общин; однако, несмотря на то что административно-хозяйственные, фискальные, полицейские функции по управлению поместьями и вотчинами дворцовых и монастырских владений находились в руках их владельцев, осуществление этих функций вовсе не обходилось без участия представителей сельских общин. Старосты и целовальники, как выборные представители миров, постоянно упоминаются в самых разнообразных документах XV-XVI в., именно к ним обращаются дворцовые грамоты, отписки помещиков и вотчинников.
Так или иначе регулирование в исполнении тяглых обязанностей крестьян происходило при взаимодействии владельческого аппарата управления и общинных представителей. Разумеется, степень подчинения общинного аппарата управления аппарату вотчинному зависела от общего процесса "освоения" феодалами общины, в котором она при всех обстоятельствах попадала в ситуацию безусловно проигрышную. Первоначально даже в XV-XVI вв. общинное управление вторгалось главным образом в сферу выполнения тягла, что так или иначе влекло за собой изменения в системе общинного землепользования, когда феодал заводил собственное пашенное хозяйство. При этом распределение тяглых обязательств между отдельными дворохозяевами порождало необходимость их соответственного уравнения в землеобеспечении, а так как в силу естественной демографической изменчивости состояния рабочих возможностей каждого двора возникала потребность постоянного пересмотра уровня этого землеобеспечения (тем более сужавшегося в силу развития собственно барской пашни), то следствием всего этого явилась замена наследственно-подворного принципа деревенского землевладения на принцип предельно-уравнительный. Это изменение происходило стихийно и было результатом общинной инициативы.
Одновременно происходило усиление частнофеодального надзора над общественной и семейной жизнью деревни. Феодальная регламентация поместной деревни отразилась в сохранившихся частновладельческих "кодексах", в которых владельцы по-разному определяли роль сельской общины и ее функции. В основном эти "кодексы" составлялись на протяжении XVIII в., т.е. на заключительном этапе "освоения" феодалами деревни. По этим своеобразным документам прослеживался очень разный подход частнофеодальной правовой мысли к определению функций сельской общины {Александров В.А., 1976. Гл. 2). Лишь меньшая часть русских помещиков стремилась максимально регламентировать все обстоятельства деревенской жизни и поставить общины в условия чисто полицейского мелочного надзора. Такие случаи наблюдались только в барщинных хозяйствах, где каждый шаг крестьянина подпадал под какой-либо параграф барской инструкции. В таких имениях роль общинных представителей низводилась до уровня надсмотрщиков и доносчиков, а изредка случалось даже упразднение общины. К такой системе склонялись видные политические деятели первой половины XVIII в. - А.П. Волынский, В.И. Татищев, чуть позднее - Самарины, Шепелевы и др.
В оброчных имениях, наоборот, помещики или вовсе не вмешивались во внутреннюю жизнь деревни и интересовались лишь фискальными поступлениями, либо формально передоверяли все функции управления при своем общем контроле выборным общинным представителям (бурмистрам и старостам). Такое управление известно с XVIII в. в имениях кн. Г.В. Грузинского, И.И. Шувалова, кн. С.Г. Куракина, В.Г. Орлова и многих иных. Разумеется, в этих случаях сельская община полностью сохраняла свои функции по управлению деревней, причем наблюдалось даже своеобразное взаимовлияние функций общинных и вотчинных административных "управителей". Так, у Орловых все нити управления их огромными владениями стягивались в главной конторе, за которой оставлялся общий надзор и решения по спорным вопросам. Между тем бурмистры, управлявшие отдельными вотчинами, и прочие "чины" выбирались миром; они же осуществляли все административные и судебные функции внутри поместья.
Ежегодно мир избирал комиссию счетчиков по проверке мирских расходов, комиссию по определению оброчных обязательств каждого двора, а отсюда и его земельного обеспечения. В случае необходимости решать иные наиболее важные вопросы эпизодически создавались мирские комиссии, решения которых утверждались сходом (рекрутские наборы, спорные семейные отношения и т.п.). Орловы строили свое управление вотчинами прежде всего с учетом мирских традиций и крестьянской взаимопомощи. Есть свидетельства, что именно поэтому "кодекс". В.Г. Орлова пользовался популярностью среди русских помещиков конца XVIII-началаXIX в.
Наконец, существовал третий вариант отношений между помещиками и крепостными крестьянами, когда сельское управление основывалось на смешанном вотчинно-общинном принципе, при котором за общиной сохранялись существенные права по контролю над вотчинной администрацией. По сохранившимся систематическим данным о деятельности мирских сходов в с. Писцово Не-рехтского уезда (за 1730-1790 гг.), принадлежавшем кн. Долгоруким, в с. Никольском Рыбинского уезда (за 1770-1812 гг.), принадлежавшем Орловым, и в с. Аксеново Чухломского уезда (за 1809-1820 гг.), принадлежавшем Дмитриевым-Мамоновым, отчетливо прослеживается их компетенция в тех случаях, когда общинная самодеятельность не была задавлена вотчинными управителями (Александров В.А., 1976. С. 139). Как правило, преимущественное внимание на сходах уделялось тяглому обложению, земельным и финансовым вопросам; систематически на сходах осуществлялись выборы общинной администрации и мирских комиссий, а также разбирались частные жалобы, иски, просьбы по имущественным, семейным и иным делам, выносились решения по мелким судебным делам и мирской помощи; эпизодически сходы обсуждали порядок выполнения рекрутской повинности и иных натуральных государственных повинностей (дорожной, мостовой и т.п.), обеспечения приходской церкви и местного причта.
После ожесточенной полемики перед реформой 1861 г., посвященной судьбе сельской общины, она была сохранена. Законодательно были обусловлены общинное устройство и его взаимосвязь с общим государственным управлением. В целом община оставалась социальной организацией крестьянства. Более того, государственная власть при проведении судебной реформы 1860-х годов, направленной на создание общей межсословной системы судопроизводства, вынуждена была для разрешения гражданских дел между крестьянами учредить особые волостные суды, где делопроизводство осуществлялось в большей степени на основе обычного, но не государственного права.
Учреждение волостных судов объяснялось тем, что нормы деревенского общежития и семейного быта, строго соблюдавшиеся среди крестьянства, сплошь и рядом противоречили государственному гражданскому праву. Общинное крестьянское мировоззрение, сохранявшееся в эпоху развивавшегося аграрного капитализма, усложняло положение общины как социальной организации мелких производителей, где сохранялись традиционные мирское управление, порядок землепользования и бытового уклада. Освобожденная от помещичьей власти земельно-передельная община законодательно получила право коллективной собственности на землю и распоряжалась ею по своему традиционному усмотрению. Однако административный надзор местных властей и учрежденный в 1880-е годы институт земельных начальников сужали демократизм общинных сходов; переделы и выход из общины затруднялись. В регионах с наследственно-подворным общинным землепользованием в зависимости от местных обстоятельств сохранялись старые и возникали новые правила землепользования. Так, в Сибири общими чертами землепользования оставались захватные права на пахотные участки и общая собственность на все остальные угодья (сенокосы, леса, рыбные ловли и т.д.); община усиливала регулирование в пользовании наследственных усадебных участков, сенокосов и пастбищ, участков под заимками.
Во второй половине XIX в. повсеместно усиливалась распорядительная роль общины в землепользовании. Сельская община, веками проявлявшая удивительную приспособляемость к изменявшимся условиям существования деревни, в конце XIX - начале XX в. находилась в трудной ситуации. Она оставалась сословной, крестьянской организацией, но неделимая общинная собственность на землю все более вступала в противоречие с развивавшимся аграрным капитализмом. В 1906 г. царское правительство реформой П.А. Столыпина попыталось разрешить это противоречие, предложив крестьянам-общинникам выделяться вместе с наделом (на праве собственности) из общины "на хутора" и, чтобы разрядить земельный голод и социальную напряженность в центральной русской деревне, тем более способствовать переселенческому движению в Сибирь, Среднюю Азию. Однако широкие слои крестьянства, видевшие в общине социальную защиту, стали противодействовать растаскиванию общинной земли, и цель реформы П.А. Столыпина достигнута не была.
Февральская и Октябрьская революции также не способствовали дальнейшей эволюции общинной организации. Советская власть, выступая за национализацию земли и превращение общины в "демократический соседский союз" земельных пользователей, по сути дела вернулась к типологически пройденному этапу владения земли государством. По принятому в 1922 г. земельному кодексу, община признавалась самоуправляющейся преимущественно в поземельном отношении организацией с уравнительным землепользованием отдельных хозяйств и совместным использованием угодий. Но уже спустя семь лет сплошная коллективизация уничтожила мелкого сельского производителя, а с ним и его общину, превратив русского крестьянина в наемного рабочего с клочком приусадебной земли. Гибель сельской общины, возможности которой не были исчерпаны на пути кооперации сельскохозяйственного производства, имела тяжелые последствия для России.
Сельская община, помимо своей социальной значимости, поддерживала традиционные представления огромной массы сельского населения о сохранении угодий и порядка их использования (сплошь и рядом экологического характера), о нормах и формах общественного и соседского поведения в разных возрастных группах (Громыко, 1986), об обрядах и праздниках, связанных с циклами сельского производства. Иначе говоря, община содержала в себе воспитательную функцию, которая с огосударствлением деревни и всевластием местных властей разных рангов размывалась в среде сельских жителей; вместе с ней исчезали целые пласты народной культуры (праздники, развлечения, фольклор, историческая память и т.п.).
Источник: rusobschina.ru
Дмитрий 1974
Сообщения: 286
Зарегистрирован: 29 авг 2019, 05:32
Репутация: 60

Re: История и география общин

Сообщение Дмитрий 1974 »

Альтернативные поселения
Альтернативные поселения

Одной из моделей альтернативных поселений являются экологические поселения (ecovillages).

нижеприведенный материал взят с сайта http://zhurnal.lib.ru/e/ekoposelenie_l/obzor_2003.shtm как там написано он подготовлен группой авторов: В.В.Степановой (Москва), О.В. Семеновой (Ростов) и В.А. Сафонова (Ростов) на основе материалов, размещенных на официальных веб-сайтах крупнейших западных поселений, http://www.thefarm.org ; http://www.plasson.com и др., на базе данных Глобальной Сети Экодеревень (GEN). В справке использованы данные социологического словаря британского издания "Пингвин", составленного профессором социологии Ланкастерского университета Николасом Аберкромби - стр.131,140, 197.

****

"Первая волна" создания поселений в виде "общин", "коммун" относится к послевоенному периоду, конец 40-х и начало 50-х (окончание мировой войны).

"Вторая Волна" относится 60м-70м годам (война во Вьетнаме, марши протеста), Там активно разрабатываются альтернативные (не капиталистические) экономические модели с попыткой их практического претворения в виде самообразования поселений по социальной и экономической структуре, более соответствующих определению "общины", "коммуны". В США около 2000 поселений образуется в виде "коммун" в период политической моды на коммунистические и анархические идеологии.

"Третьей волной" можно обозначить движение создания экологических поселений, плавный переход выживших "коммун", "общин" в статус "экологических" поселений, а также выделение не урбанистического уклада жизни групп людей, исторически объединенных родовыми и/или территориальными признаками, проживающих в условиях минимального использования традиционных энергоносителей, или же их полного отсутствия в статус "экологических деревень".

Так, Международная Глобальная Сеть Экопоселений, конфедерация, объединяющая и координирующая экологическое движение и деятельность большинства современных крупнейших международных экологических поселений, фиксирует наличие около 66 экологических поселений в США, 16 в Канаде, 24 в Австралии, 5 в Финляндии, 19 в Германии, 10 в Испании, 12 в Италии. Цифры, зафиксированные по 42 странам мира, даны в основном, либо на самые крупные и долго существующие (не менее 10 лет) экопоселения, либо на координационные экологические центры. Так, по России, заявлено лишь 3 экопоселения, хотя, в настоящий момент, по разным источникам, только за последние два года, в России создано и функционирует более двух десятков проектных групп создающих альтернативные поселения, которые по многим критериям попадают в категорию "экологические".

Классификация зарубежных поселений.
Процесс исторического развития действительно резко ускорился. По истории развития альтернативных поселений можно как в исследовательской лаборатории проследить способность к выживанию малых групп ("социальных систем"). Это очень перспективное направление позволяет в короткие сроки смоделировать и выбрать наиболее успешные модели.

Зарубежные альтернативные поселения можно условно и очень приблизительно разделить на анархические, религиозные (духовные), коммуны и общины и экопоселения.

Анархические, отрицающие любые организационные и управленческие формы существования (нет правил, регулировок, инструкций, любой человек может вступить в ряды, выйти из рядов). Как правило, носят деструктивный характер и ввиду отсутствия правил и регулировок стихийно возникают и не существуют долго.

Религиозные (духовные) поселения. Имеют, как правило, жесткую иерархию, подчиняются четким религиозным (духовным) правилам-обрядам, традициям и если не противоречат политическим интересам общества, а также, если не запрещены существующими господствующими, т.е. официально признанными государством религиозными течениями, существуют долго. В России это "секта-община" Виссариона ("нового Христа"). Не признана и проклята блюстителями чистоты веры православной церкви, но существует в виде несколько поселений на Алтае. Имела на старте зарубежный грант на развитие инфраструктуры.

Общинные поселения. Существует в виде коммун, кооперативов, семейных предприятий, команд малого и среднего частного и корпоративного бизнеса. Есть общины сельского и городского типа. Они объединены либо общественной собственностью на средства производства, либо общими бизнес-программами. Ядро общин проживает постоянно на закрепленных за ними земельных территориях. Действуют в рамках законов, местного или федерального уровня управления. Они и являются сегодня наиболее успешно, динамично и устойчиво развивающимися формами альтернативного способа экономического и социального существования больших формаций людей в условиях западного общества. Сегодня из этих поселений выделяются экологические поселения.

Экологические поселения. Основные отличия экологических поселений от других типов поселений, в частности "коммун", "общин" заключаются в отсутствии политической или религиозной направленности, идеологий и нацелено главным образом на создание самодостаточного (замкнутого) экологического, технологического, энергосберегающего и экономического цикла жизнеобеспечения поселения на базе гармоничного и бережного отношения к природе, окружающей среде, создания и использования альтернативных биотехнологичных систем, обеспечивающих биоутилизацию отходов, очищение, защиту окружающей природной среды и рационального рекреативного использования природных ресурсов.

Члены экологических поселений, по исследованиям социологов и психологов, характеризуются как интеллектуальные, высокообразованные индивидуумы, обладающие позитивной жизненной позицией, принимающие активное участие в политической, экономической и социальной жизни страны и ведущие здоровый образ жизни.

Ферма ("The Farm")
Большинство выживших "общин", "коммун" 60-70-х годов, обрели в настоящее время статус экологических поселений, их характеризует неуклонный рост показателей сельскохозяйственного производства, расширение строительного и, энергосберегающего бизнеса, а также развитие различных технологий по утилизации отходов жизнедеятельности и бизнес проектов на базе экологических "ноу-хау" технологий, укреплением социальной сферы жизни, общность взглядов и интересов, направленных на защиту и бережное отношение к окружающей природной среде и друг другу. Так, американская коммуна "ФЕРМА", созданная в 1971 г., успешно развивается вплоть до настоящего времени на территории в 1750 акров (штат Теннесси, близ города Саммертаун). В третий год своего существования Ферма достигла чистого дохода в 250 тысяч ам. долларов только от продажи произведенной сельхозпродукции в общей прибыли на миллион долларов.
Численность "Фермы" в 1973 году составляла 500 членов, в 1975 году - 1000членов, в 1979 году - 1250 членов, к 1980 году вокруг "Фермы" появляется 10 сателлитов с общей численностью членов - 1400 человек, в 1985 году - 220 членов, сейчас 280 со строгим равным соотношением мужчин и женщин
Пройдя путь от коммуны с обобществленным способом производства, перевалив через проблемы коррупции и неэффективности работы управленческого аппарата. Ферма в настоящее время перешла к смешанному способу производства, когда часть средств принадлежит отдельным членам (семьям) а часть аккумулируется т.н. "Вторым Фондом"
Все заработки от бизнеса, поступающие на счет "Второго Фонда" делятся следующим образом. Бухгалтер снимет проценты (15%) на пенсионный фонд (от 65 лет), административные расходы, непредвиденные расходы и рост общего благосостояния членов, а также проценты на совместные планы по расходам (централизованные текущие закупки необходимым продуктов питания, строительных материалов, древесины и др.), после соответствующих вычетов остатки распределяются по персональным счетам семей и им выдаются ваучеры на их личные расходы, по которым также ведется мониторинг, обеспечивающий реальную закупочную емкость общины.
Такая структура ведения хозяйства по федеральным законам классифицируется как корпорация "монастырь", компания, основанная на единых религиозных принципах, имеющая общественную собственность на средства производства, комбинированные источники доходов, общественную казну, в которой каждый имеет равную долю. Такая форма деятельности освобождает корпорации "монастыри" от налогов по медицинскому и социальному страхованию, т.к. их работники работают на повышение собственного благосостояния и сами формируют пенсионные и другие социальные фонды в рамках своей деятельности. Однако, "Второй Фонд" обязывает своих членов отчислять 40четвертей своих доходов в федеральные медицинские и социальные страховые программы для того, чтобы иметь доступ к федеральным благам и привилегиям, обычно, это составляет 617 ам.дол. в квартал и 2468 ам. долларов в год для тех, кому нужна такая федеральная поддержка. На пятый год развития федеральная налоговая служба IRS полностью одобрила и окончательно приняла бухгалтерскую методику отчетности "Второго Фонда". Активы "Второго Фонда" в два раза превышают активы "Фермы" за счет преимуществ плановой централизованной экономики и обобществления собственности. Пенсионный фонд "Второго Фонда" позволяет выплачивать 2000 ам.долларов в месяц, эти деньги реинвестируются под небольшие проценты в бизнес "Второго Фонда", который в свою очередь инвестирует в настоящее время большинство бизнес-проектов "Фермы".2.4.
.Бизнес-программы "Фермы".
Экономические направления, обеспечивающие финансовую независимость, самоокупаемость "Ферма" развивает по 12 основным направлениям своей бизнес деятельности:
Издательская деятельность (здоровый образ жизни, вегетарианство, история Америки, культура, этнография, медицина и др. книги, распространяются через крупнейший американский электронный магазин "Амазон" или на заказ по каталогус доставкой через компанию "Заказ по каталогу", принадлежащей "Ферме", стоимость одной книги в электронном магазине "Амазон" составляет минимум 10 долларов).
Выпуск техники. Компания "S.E.International", производящая счетчики радиоактивного заражения, награждена Американским Торговым Департаментом сертификатом "За достижения в экспорте" в 2000 году. Она попала в лидирующее число 50 лучших компаний из 9 миллиона аналогичных американских компаний, созданных женщинами или национальными меньшинствами. Первая компания в штате Теннесси, удостоенная такой высокой награды.
Деятельность по выращиванию и продажи сельхозпродукции;
Деятельность по строительству экологического жилья с применением энергосберегающих технологий;
Деятельность по разработке и применения технологий утилизации продуктов жизнедеятельности человека, промышленных, торговых и бытовых отходов, очистки воздуха от загрязнения.
Торговая деятельность;
Сеть вегетарианских ресторанов;
Образовательная деятельность по экологическим, экономическим, социальным, психологическим и медицинским вопросам;
Гостиничный бизнес и другие.
Изложенный материл указывает на наличие у экопоселения "Ферма"(США) богатого опыта в различных областях экономики, социальной, образовательной и культурной сферы. Опыт, который может быть тиражирован и успешно использован при создании поселений в России.

История поселений в России.

Первая волна.

История российских поселений насчитывает несколько десятков лет. Из тех поселений, которые не исчезли и дожили до наших дней можно отметить несколько, как широко известных, так и не очень. Поскольку добросовестность описания требует прямого знания, то я хотел бы перечислить те поселения, которые мне лично известны: или где я был, или где проживали и проживают мои друзья и/или с руководителями которых я лично знаком.
Сначала общие черты поселений:
1. С чего все начали, от чего оттолкнулись? Оттолкнулись от противного. Стало противно жить в городе, где грязь (моральная, информационная и прочая), где нет любимой работы, где болеют дети, где... ну Вы сами все отлично знаете! Было сильное желание видеть рядом с собой доброжелательное окружение.
2. С чего началось. С отца-основателя или группы в два три человека (семьи), которые все это заварили.
3. Поставлена цель. Просветительная, образовательная.
4. Элементы подвижничество и миссионерства.
Поскольку наши поселения отличаются краткостью истории и отсутствием строгих рамок, то их классификацию крайне затруднительно произвести.

Община "Гришино". Расположение: Ленинградская область (в 300 км к востоку от Санкт-Петербурга), Подпорожский район, деревня Гришино.Web-сайт: http://www.grishino.ecology.net.ru/ru/index.htm . Сайт содержит подробную информацию о поселении и его жителях, периодически обновляется.
Там живут мои хорошие друзья. Деревня расположена в очень красивом месте на реке Важинке, что рядом с Карелией. Дома в деревне сильно разбросаны вдоль берега и образуют, по сути, отдельные группы-хутора. Местное население малочисленно и работает на лесозаготовках.
Община "Гришино" отмечена в крохотном списке российских поселений во всемирной Интернет-сети экопоселений. Ее основатель - Влад Кирбятьев, он же Васудева, много путешествовал по Индии, достаточно пожил в экопоселениях за рубежом и имеет там личные контакты.. В этом году в Гришино проходил семинар "по экопоселениям". Были молодые люди из Голландии и Англии. Россию представляли петрозаводские, рязанские, московские и питерские народы. Возраст гришинской общины - 10 лет.
В общине не чувствуется никакой особенной идеологии. Количество постоянно проживающих жителей постоянно колеблется, но не превышает десяти человек зимой. Особенностью общины является климат доброжелательности и терпимости ко всяким "верам" и не верам. Доходы: от земли, у каждого есть личное подсобное хозяйство, от проведения летних молодежных обучающих семинаров, от продажи сувениров. В этом году появился свой деревянный ткацкий станок из Прибалтики. Идет постоянное строительство личных домов. В общем хозяйстве есть грузовик и джип-уазик. Есть коза и козел.
Для гостей проживание с питанием стоит 3 у.е. сумма совсем смешная, еда сытная, вегетарианская, без особых разносолов. Желающие привозят колбасу, но на общий стол ее не кладут. Влад - личность известная, участвовал во многих питерских молодежных "экологических" тусовках. Фестивали "Радуга", "Танцы всеобщего мира" начались в России давно, это и его работа. Сейчас всецело занят развитием поселения. Есть проблемы - принятие новых членов, текучка состава. Но это не есть главное и община рекрутированием новых членов не занимается. Не считает нужным. Два раза был в Гришино и вижу, что община развивается, меняется отношение людей друг к другу, появилось больше терпимости и внимания. Процесс идет очень медленно, но никто тут пятилеток не планирует. Просто живут люди.

Община "Китеж". Расположение: Калужская область, Барятинский район, в 9-ти километрах от поселка Барятино. Web-сайт: http://kitezh.nm.ru/, очень красочный и полный обновляемым материалом.. Община получает гранты из за рубежа. Есть предприниматель, который ведет большое хозяйство. Община быстро развивается. Отец-основатель - Морозов настаивает на духовности общины по "рериховским" принципам. Он - последователь учения Рериха. Из слов ее участников я не разобрался, в чем выражается эта духовность. Но духовность там есть. Не все этой духовности смогли вынести, многие из основателей, пережив тяжелые времена, сегодня уехали из Китежа. Но требование целостности и единства веры и есть признак всех "духовных" общин в мире. "Оставь свое я за порогом!" - выбито на камне. Что это конкретно означает - не знаю, но звучит духовно очень!
Свою известность община завоевала на ниве просвещения, как образовательный центр для перевоспитания детдомовских детей. Дети воспитываются в условиях коммуны, где все общее, хорошо питаются и у них формируют правильное мировоззрение. Поскольку из детей с трудным детством тут делают детей со счастливым детством, то это и есть главная заслуга общины. Идея подвижничества тут существовала с самого начала и она была строго увязана с духовным развитием всех ее членов. Информацию получил со слов бывших членов общины, ныне там не живущих и посему считаю ее в этом смысле однобокой, чего и не скрываю.

"Школа Щетинина". Краснодарский край, поселок Текос. 300 детей и очень мало взрослых-преподавателей, но их видимо много там и не надо. Существует в последнем варианте 10 лет. Государственный лицей, ведет большую хозяйственную деятельность по самообеспечению. Главный принцип единство естественной жизни и обучения. Трудовое воспитание. Служение России - есть личный интерес учащегося.
Парадоксы тут на каждом шагу. Школа, если не ошибаюсь, занесена в черный список сект православной церковью и находится она под постоянным прессом Минобра РФ поскольку никак не вписывается ее руководитель- академик Михаил Петрович Щетинин в общий поток, а все время куда то мчится впереди паровоза. Скандальная его личность всем известна и поклепов на него и собак навешано предостаточно. По-другому жить не получается. Весь юмор в том, что сам Михаил Петрович воспитывает детей в духе весьма патриотическом. Славные страницы истории государства Российского используются как естественный противовес растленному влиянию Дикого Запада. Народность. Фольклор. Песни и распевки.
Мои личные встречи убедили меня, что Михаил Петрович это человек совершенно добрейший и талантливейший и посему ни в какие рамки его запхнуть не удастся ни кому и никогда.
Это совершенно уникальное явление не только для России, но и для всего мира. Однако, Михаилу Петровичу все это это пофиг и он занят исключительно своей школой. Попасть туда учится очень трудно, но вполне возможно. Это конечно же экопоселение-община, во главе которой находится совершенно чокнутый дядька голова которого набита сумасшедшими в смысле эйнштейновском идеями. Дети туда принимаются в основном от 10 - 12 лет. Они непрерывно, с утра до вечера учатся, борются, поют, танцуют и строят, строят, строят... Там уже есть "свои" семьи, народились дети, там живут и работают студенты, бывшие школьники, и там очень трудно (от слова труд!) и очень здорово жить!
Несомненное подвижничество всех участников, уникальность и неоднозначность в общественном мнении. Полярность мнений вне и внутри.
Разрушение этого уникального микрокосмоса возможно, как и все, что может быть разрушено в России, но лицей живет и развивается, и я верю, что господь помогает этому чуду. Информация получена из встреч и многочасовых бесед с учениками и преподавателями школы, из личных бесед с Михаилом Петровичем, хотя уверен, что он эти беседы и не запомнил, такая тьма народу проходит через лицей. Информация эта сугубо предвзятая и носит глубоко личный характер.

Муравьевский Парк устойчивого природопользования. Амурская область, Тамбовский район, около пяти тысяч гектаров болот, 500га пахотной земли. Не менее уникальное явление, мало кому, что известно об этом парке за исключением узких специалистов. История Парка началась тоже около 10 лет назад, когда молодой университетский биолог - Сергей Смиренский уехал из Москвы в Амурскую область и там организовал - негосударственный журавлиный парк - Муравьевский. Сергей не имел поддержки в России. Его не понимали университетские коллеги. Он вложил колоссальный труд в создание Парка. Он читал лекции за рубежом и все гонорары направлял на развитие проекта. Его поддержали иностранные ученые. (Friends of Muraviovka Park was established in September of 1998 by teachers who had previously taught at summer camps sponsored by the International Crane Foundation.) Они организовали общество "Друзья муравьевского Парка", оказывали парку всяческую поддержку.

С Сергеем Смиренским я встретился в Москве пару лет назад, предварительно списавшись по электронной почте В Москве он находился всего пару дней пролетом из Муравьевки в Штаты. Мы проговорили пол дня. Эта встреча произвела на меня очень сильное впечатление. Она помогла мне определиться с моим выбором и определить направление работ. Тогда Сергей Смиренский с горечью говорил о непонимании московских коллег к его журавлиному проекту, о том, как ему были перекрыты в Москве все пути к источникам финансирования по его научным разработкам, которые он хотел развернуть на основе своего будущего Парка. О том, что его поддержал Свет Забелин (МСОЭС) в оформлении нескольких тысяч гектаров болот под журавлиный проект. В 1996 году Муравьевский Парк стал первой негосударственной территорией устойчивого природопользования.

В этом году, в прессе прошла информация о больших пожарах в Парке. Журналисты живописали страшную картину бедствий. Стало грустно. В октябре на конференции министерства образования РФ я неожиданно встретился с сотрудницей Сергея Смиренского, координатором образовательных программ - Мариной Колодиной. Первым был вопрос о пожарах. Она сказала, что яйца журавлей пострадали, но журавли успели ещё раз отложить яйца, что программы парка работают, и что сам Парк жив. Я попросил ее послать материалы для нашей странички (Союз экопоселений России. Проект Любинка).

Ниже помещены материалы, которые я считаю уникальными по своей значимости для нас всех, для тех, кто не боится начинать, кто готов перестать болтать языком и делать спокойно свое дело. Мы хотим, чтобы как можно больше людей в России узнали о Парке.
Сегодня в Муравьёвском парке есть постоянный штат из 12 сотрудников. Но не менее важным для парка являются внештатные сотрудники. За 10 лет жизни сформировалась сеть таких внештатных сотрудников: учителей биологии, географии и экологии сельских школ района. Образовалось ядро квалифицированных учителей, которое помогает парку осуществлять образовательные программы. Они стали главными действующими лицами всех образовательных программ. Эти учителя (а также воспитатели детских домов) проходили стажировки в заповедниках Приморского края, в США, со специалистами Хабаровского института водных и экологических проблем. Хорошей школой экологического просвещения оказался Муравьёвский парк, где на первых порах обучение вели только американские специалисты, а сегодня это совместные уроки русских и американских учителей.

Экологическое образование - одно из основных направлений деятельности парка. Оно стало составляющей всех его больших блоков:
• Управление популяциями и сообществами;
• стойчивое природопользование;
• Социальные программы;
• Международное сотрудничество.
Помимо проведения летних экологических школ - семинаров для учеников и учителей, парк с 2002 года стал проводить лингвистические школы. По сути, это экологические школы на английском языке, во время которой в игровой форме ребята знакомятся со специальной лексикой, а также становятся ближе к миру природы.

Летние школы Муравьёвского парка, как правило, имеют международный статус. До 1999 года это были российско-американские школы. За это время и российским, и американским учителям и школьникам удалось многому научиться друг у друга. А затем российские участники стали делиться опытом с коллегами из Китая. Разглядев их эффективность, пройдя стажировку в Муравьёвском парке, китайцы стали активно проводить экологические школы у себя в провинции Хейлундзян. Между парком и крупной государственной фермой в 1999 г. подписан договор о пятилетнем сотрудничестве в экологическом просвещении.

В 2002 году была организована первая российско-корейская школа-семинар "Поделись опытом", в котором приняли участие студенты и аспиранты Корейского национального педагогического института, специалисты-биологи из Амурской области, школьники и ученики Тамбовского района.
Международные школы парка пользуются растущей популярностью. Это не просто экологические или лингвистические школы. Они включают элементы школы лидерства, искусства, орнитологии.
Здесь проводятся ежегодные конкурсы рисунков для школьников Амурской области. С самого начала своего образования парк организовывал обмен рисунками с Японией, США. Такие обмены продолжаются.
Муравьёвский парк организовал и провёл международную конференцию "Журавлиные резерваты Юго-восточной Азии", на которой присутствовали представители Японии, Китая, Южной Кореи. По итогам встречи вышла брошюра "Пособие по изучению журавлей".
В парке проходят практику студенты МГУ, Благовещенского педагогического университета, университетов и колледжей США, выполнена докторская диссертация докторанта университета Беркли (США)

Нево эковиль. Расположение: Республика Карелия, 250 километров к северу от Санкт-Петербурга, 20 километров от города Сортавала. Web-сайт: http://www.onego.ru/win/pages/nevo/index.html . Страница содержит краткие сведения о поселении и контактную информацию.

Видение проблем. (Из ранних текстов проектов и программ Нево эковиля). "Существующее кризисное состояние в Глобальной экосистеме вызвано деструктивным влиянием доминирующей потребительской, антропоцентричной формой мышления. Антропоцентризм разрушительно влияет на духовный мир человека, разъединяя его с мировым духом, на жизнь человеческого сообщества, создавая порочное социальное, политическое и экономическое устройства, на среду обитания, разрушая гармонию природы и порождая примитив искусственной среды."

"!Мир, ограниченный рамками человеческой целесообразности, - тесный, мертвый мир. Искусственная среда всегда примитивнее природной. Этот "примитив" обедняет и калечит сознание, рождающегося и живущего в этой среде человека, который опять воссоздает это искусственное пространство. Природа все более и более становится ему непонятна, а значит, чужда и враждебна. Порочный круг замкнут. Разомкнуть его можно только через образование, нравственное воспитание и обучение в момент формирования мышления, т.е. в детском возрасте. Образование, воспитание и обучение должны быть направлены на достижение баланса между рационально-логическим и образно-метафорическим мышлениями базой для которых должна стать новая ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ НРАВСТВЕННОСТЬ, ориентированная на ОБЩЕПЛАНЕТАРНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ".

История Нево (Взято из статьи в Интернете). Еще на заре перестройки группа молодых питерских архитекторов, движимая желанием изменить городской образ жизни и вернуться к естественной природной среде, отправилась вместе со своими семьями на Карельский перешеек. В поселке с поэтическим названием Ромашки переселенцы стали строить общий дом, возделывать землю, открыли детскую художественную школу. "Мы мечтали создать Город Солнца, но наша маленькая коммуна оказалась не способна противостоять внешнему миру, - вспоминает один из основателей экопоселения Иван Гончаров. - В поселке нас просто не понимали и относились с неприязнью. К тому же мы допустили серьезную ошибку, поставив интересы коммуны выше интересов наших семей". Спустя некоторое время среди переселенцев произошел раскол, одна из семей распалась, а сама идея строительства Города Солнца в поселке Ромашки потерпела крах.

Тогда Иван Гончаров с женой и двумя малолетними детьми перебрался с материка на остров Валаам, где архитектору предложили работу в государственных реставрационных мастерских. На Валаам в те годы приезжали исключительно идеалисты, мечтающие прикоснуться к сакральному, поэтому очень скоро Гончаров нашел единомышленников. "На сей раз мы поставили цель построить светлое будущее в рамках небольшого островного социума, - рассказывает архитектор. - Мы создали неформальную экологическую организацию и попытались влиться в существовавшую на Валааме административно-хозяйственную систему, чтобы изменить ее изнутри. Тогда в стране впервые стали выбирать руководителей, и мы тоже, не задумываясь, ринулись во власть. Но поскольку все наши "неформалы" были романтики, а политике романтизм чужд, выборы мы с треском проиграли. Это был еще один удар по нашим идеалистическим представлениям о другой жизни".
"Бороться с монастырем за свой клочок земли на острове было бессмысленно, и мы решили уйти добровольно, если церковь выделит нам средства на строительство жилья на материке, - говорит Иван Гончаров. - Но мы не cобирались переезжать в Сортавалу, как многие бывшие жители Валаама, никто из нас не хотел возвращаться в город". В итоге переселенцы остановили свой выбор на местечке Реускула в 20 километрах от Сортавалы, заключили договоры с монастырем, передали ему свои квартиры и хозяйственные постройки на острове и, получив деньги, отправились на материк, где приступили к реализации новой программы действий по созданию экологического поселения "Нево". Так древние финские племена называли Ладогу, и, по преданиям, под таким именем душа озера являлась людям в образе прекрасной девушки. Впоследствии к мифологическому названию поселения добавилось слово "эковиль", что означает "экологическая деревня". Обитателям "Нево-Эковиля" удалось приобрести материалы, оборудование и ангар, однако заказов катастрофически не хватало. По сути, идея зашла в тупик: денег на постройку жилья и развитие производства у переселенцев не было, а возвращаться было некуда. Трудно сказать, как сложилась бы судьба Ивана Гончарова и его единомышленников, если бы в тот момент им не оказала помощь датская организация Gaia Trust, поддерживающая экологические "деревни" по всему миру. "Нево-Эковиль" стало частью глобальной сети экопоселений GEN, будучи первым таким поселением в России, а его обитателям был выделен грант, позволивший им наконец встать на ноги. На средства датчан переселенцы смогли построить два жилых дома и дорогу, подвести линию электропередачи и оборудовать офис в Сортавале, где разместилась их строительная фирма.

"Поселение - не самоцель", - считает Иван Гончаров. По его словам, "Нево-Эковиль" задумывался не как закрытая система, подчиненная неким догмам, а как община свободных людей, стремящихся жить в согласии с природой. "Мы просто воплощаем давнюю мечту русской интеллигенции: иметь собственный домик у озера, ходить босиком и воспитывать детей", - иронично замечает архитектор. Главным принципом взаимоотношений внутри экопоселения является свобода выбора. Каждый его обитатель сам определяет форму и меру своего участия в общей программе, но при этом человек волен в любой момент из нее выйти. Земля в поселении - а это более 10 гектаров - находится в частном владении его жителей. Поэтому если кто-то решит покинуть "Нево-Эковиль", то будет вправе распоряжаться земельным участком по своему усмотрению.

Формально объединяющим фактором для экопоселенцев является общественная организация "Центр экологических инициатив "Нево-Эковиль"", которую возглавляет Гончаров. Она была образована в 1995 году как база для реализации программы создания экологического поселения. Программа состоит из коммерческой и затратной частей. В затратную входит содержание и обслуживание жилья, инженерных сооружений, линии электропередачи, а также развитие экологического образования, внедрение технологий альтернативной энергетики, участие в региональных проектах по восстановлению лесов и очистке водоемов, но пока это все задачи на перспективу. Коммерческую часть программы, по первоначальному замыслу, должны были представлять строительная, туристическая, аграрная и торговая фирмы, контрольным пакетом акций которых владел бы Центр экологических инициатив "Нево-Эковиль". Эти фирмы обеспечивали бы поселенцев работой. Кроме того, их прибыль предполагалось направлять на развитие экологических программ. Однако сегодня коммерческая деятельность поселенцев ограничена лишь строительной фирмой и питомником садовых растений, которые являются отдельными бизнес-проектами и принадлежат конкретным жителям "Нево-Эковиля". В поселении нет общего бюджета, поэтому остальные его обитатели выживают главным образом за счет натурального хозяйства.

Новая волна.
Первые экопоселения возникли на волне долгожданной "свободы" девяностых годов, и очень малая их часть дожила до сегодняшних дней. В последние годы появилась благодатная почва для появления новой волны поселений в России. В последние 5 лет появляются новые проектные группы, которые возникли из среды людей, недовольных "новой демократией", из общественных движений, есть также и общины и православного толка. Есть целое направление, которое можно назвать "анастасийским" движением.

Питательная среда для "новой волны".

Помимо и независимо от экопоселенцев, в России существует общественное движение, состоящее из профессионалов, которые развивают образовательные проекты без поддержки государства по собственной инициативе. Самостоятельно.

Образовательные проекты.

Центральной темой всех сегодняшних и будущих экопоселений является образовательный проект. Удаленность от городской цивилизации требует наличия образовательного центра в самом поселении. Из вышеописанных шести проектов четыре проекта опираются в своей деятельности на образование детей и это вполне понятно. Воспроизводство численности этих малых социальных групп сегодня возможно на основе притягательности для молодежи нового способа жизни, более здорового более открытого, экологически более чистого.
Сегодня общественные организации в России имеют следующие вполне коммерческие экологические проекты: летние палаточные лагеря, летние образовательные школы, выездные летние семинары, оздоровительные лагеря. Реально в России, помимо системы гособразования, существуют десятки самостоятельных образовательных групп, как в виде городских авторских проектов, так и в виде летних обучающих семинаров и тренингов.

Семейное воспитание.
Огромное количество родителей не хотят, что бы их дети учились в любых школах, престижных и прочих. Есть проекты семейного воспитания, которые успешно решают задачу получения среднего образования без посещения школ. Есть соответствующее законодательство позволяющее это делать. Семейное воспитание может лечь в основу образовательных программ для будущих экопоселений.
Источник: rusobschina.ru
Дмитрий 1974
Сообщения: 286
Зарегистрирован: 29 авг 2019, 05:32
Репутация: 60

Re: История и география общин

Сообщение Дмитрий 1974 »

Коммуны: история рая
Источник: https://moya-planeta.ru/travel/view/kom ... raya_10690
Коммуны: история рая

Приверженцы религий, идейные фанатики, вегетарианцы, нудисты, феминистки, вдовы, хиппи — кто только не пытался объединяться в коммуны. Возможно ли вообще построить рай на Земле?

Понятие «коммуна» появилось в Средние века в Западной Европе — так называли стихийно возникавшие на перекрестках дорог города ремесленников. Главным их отличием от других поселений того времени было самоуправление и фактическая независимость от феодалов, на землях которых они располагались.

Гораздо позже, в конце XVIII века, сложилось современное понятие коммуны. Цели и формы организации коммун могут быть самыми разнообразными, и несмотря на то, что социологи уже давно пытаются создать классификацию коммун по тем или иным признакам, жизнь всякий раз оказывается богаче.

2000 лет назад: первые христиане

Если же посмотреть на феномен коммун в историческом аспекте, придется признать, что как явление они существуют не менее 2000 лет, поскольку первые общины христиан были де-факто именно коммунами в самом прямом смысле этого слова. Полностью соответствовали этому понятию первые монастыри и небольшие секты, стихийно возникавшие вокруг проповедников-харизматиков.

Особенно много таких коммун-сект было на рубеже I и II тысячелетий н. э, когда фанатично верующие христиане отказывались от всего мирского в ожидании Второго пришествия Христа. Католическая церковь преследовала их как еретиков, но полностью контролировать раздираемую постоянными войнами Европу в то время было практически невозможно и коммуны сектантов регулярно появлялись то тут, то там.

XVI век: религиозные фанатики


Следующий всплеск стихийного появления коммун связан с Реформацией и началом религиозных войн в Западной Европе. На фоне бедствий и смятения в умах коммуны этого времени больше походилb на тоталитарные секты и, как правило, быстро распадались.

Печально известная Мюнстерская коммуна просуществовала полтора года (февраль 1534 — июль 1535 года). В захваченном анабаптистами городе Мюнстере попытка «немедленного построения царства божия на земле» привела к установлению жесткого теократического режима и сопровождалась погромами монастырей, убийствами, обобществлением всего имущества, отменой денежного обращения, уравнительным распределением еды, одежды и других предметов потребления, введением многоженства и пр. В конце концов голод и эпидемия ослабили защиту коммуны, и 24 июня 1535 года город был взят католическо-протестантскими войсками. Многие адепты были казнены. Руководители Иоанн Лейденский и Бернд Книппердоллинг были обезглавлены, а их тела помещены в клетках на башне церкви.

XVII век: староверы и переселенцы

Примерно в XVII веке появляются сначала коммуны, а затем общины староверов в России. Раскольники, не принявшие реформ Никона, семьями и целыми селами бросали дома и уходили в глухие места, где начинали новую жизнь на голом месте. Тяжелые условия диктовали форму выживания — общий дом-скит, общая еда и пр. Во времена Алексея Михайловича (1645–1676) в места этих поселений отправляли карательные экспедиции, но некоторым староверам удавалось уйти от преследований и нормально обустроиться на новом месте. Тогда коммуна превращалась в обычную общину.

В том же XVII веке, когда началось освоение Северной Америки, первые переселенцы были просто вынуждены на какое-то время объединяться в коммуны. Например, пассажиры легендарного парусника Mayflower, основавшие в 1620 году поселение Плимут, первые месяцы фактически жили коммуной: вместе добывали еду, строили форт, церковь и первое жилье. Но обжившись на новом месте, это сообщество естественным образом распалось на жившие в собственных домах семьи, сохранив общинную форму только для решения вопросов управления и защиты от внешних угроз.

В XIX веке в Америке появлялись коммуны социалистов, протестантов, а также коммуна эзотерических христиан и пиетистов «Общество гармонии», считающаяся одной из самых состоятельных в американской истории.

Вторая половина XIX века: феминистки, вегетарианцы и народники

Во второй половине XIX века распространение идей социализма, анархизма, феминизма спровоцировало создание коммун по всему миру. Самыми популярными были коммуны анархистов. В Бразилии, куда после подавления революций 1848 года потянулись эмигранты из Европы, возникла сеть таких объединений, но все они достаточно быстро исчезли.

А вот коммуна бразильских феминисток Noiva do Cordeiro («Невесты Кордейры»), основанная в 1891 году Марией Сеньориньей де Лима существует до сих пор. Вокруг нее вырос городок Белу-Вале. Члены коммуны занимаются сельским хозяйством, им не запрещается иметь мужей и детей, но мужьям и взрослым сыновьям не разрешается жить в Белу-Вале. По данным двухлетней давности, в коммуне было около 600 женщин в возрасте 25–30 лет.

В это же время в Германии сформировалось движение «Реформа жизни», участники которого организовывали коммуны, противопоставлявшие себя «удушливой атмосфере» больших городов. В этих автономных сельских общинах практиковались «естественные формы жизни»: вегетарианство, траволечение, нудизм.

В России идея коммуны как формы совместной жизни единомышленников стала популярна в среде разночинной молодежи, народников и богемы после появления романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?». В период «хождения в народ» только в Санкт-Петербурге было около десяти подобных коммун, которые со временем распались из-за «убытия членов» и под давлением бытовых и организационных проблем.

Та же участь постигла и известные коммуны богемы — организованное И.Н. Крамским «общежитие» молодых художников на Васильевском острове и Знаменская коммуна литератора В.А. Слепцова. Но идея оказалась живучей. Многочисленные коммуны богемы появлялись и исчезали вплоть до начала Первой мировой войны.

Вторая половина XX века: вдовы и православные


Практически сразу после Октябрьской революции в России стали появляться первые сельскохозяйственные коммуны, но поскольку идейная подкованность их организаторов, как правило, не была подкреплена деловой хваткой, они быстро исчезали. Да и гражданская война является не лучшим фоном для подобных экспериментов.

Но примеры успешных коммун 20-х годов существуют. Самым интересным из них является коммуна вдов, созданная в 1928 году в Сальском районе Ростовской области. Поначалу в распоряжении женщин было всего четыре лошади, 15 коров и пять верблюдов, зато была земля — 150 га. Через полтора года коммуна вдов стала вполне успешным хозяйством, а поскольку никаких запретов на присутствие мужчин не было, коммуна очень быстро превратилась в обычный колхоз, где еще долгое время руководящие должности занимали женщины.

Одновременно следствием политики советской власти в отношении РПЦ и ее фактического раскола на официальную, катакомбную и зарубежную церкви стало появление православных коммун, отказывавшихся иметь какие-либо отношения с действующей властью. Они старались селиться в сельской глуши, вели натуральное хозяйство и почти не имели собственности.

Одна из таких коммун — «Федоровцы» — до сих пор существует в Воронежской области. Она возникла в 1922 году и, вопреки всем потрясениям, сохраняла образ жизни дореволюционных крестьян и их веру на протяжении трех поколений. Сегодня эта коммуна фактически вымирает — молодежь уходит. Если в 1970 году в общине было около 120 членов, то пять лет назад их осталось менее трех десятков.

Интересно, что в 20-е годы прошлого века отмечен спад коммунарского движения в Европе. Исключением была Германия, где в это время появилось около сотни общин, объединенных политическими и социальными идеями. Большая их часть была организована на принципах коммун. С приходом к власти Гитлера все они исчезли.

60-е годы XX века: хиппи

В 60-е годы ХХ века бурный рост числа коммун был спровоцирован молодежным бунтом против засилья капитала, войны во Вьетнаме и лицемерия старшего поколения. Главными носителями этих идей были хиппи. Больше всего было коммун, идейно связанных с движением хиппи Back to the Land («Назад к земле»). Некоторые из них быстро распадались под давлением обстоятельств, другие существовали по много лет, некоторые сохранились до сих пор.

Настоящим «раем хиппи» называют коммуну «Тейлор Камп», основанную в 1969 году на свободном от «излишеств цивилизации» острове Кауаи (Гавайский архипелаг). В разные периоды там жило до 120 человек. Через восемь лет коммунаров согнали с земли, которая понадобилась для туристического бизнеса, но они до сих пор считают жизнь в коммуне «бесценным опытом» и «лучшим, что было в их жизни».

Самой крупной коммуной хиппи на материковой части США была община «Возрождение» (или «Братство духа»). Она продержалась с 1968 по 1988 год. Еще одна коммуна — «Люди Иисуса», созданная в 1972 году в Чикаго, существует до сих пор.

Ныне существующие: художники и экоактивисты

Новый всплеск интереса к коммуне как шансу на самореализацию в союзе с единомышленниками произошел в 90-е годы.

Снова стали появляться коммуны хиппи. Одной из самых интересных из них является коммуна «Бенефисио» на юге Испании. Она расположена в горах Сьерра-Невада, в 50 км от Гранады. В 1987 году, сразу после пятого фестиваля хиппи «Европейская радуга», организаторы коммуны купили землю на склоне Сьерра-Невада, и теперь там собрался настоящий интернационал: испанцы, американцы, французы немцы и пр.

От 250 до 500 постоянных обитателей живут в домиках, построенных из чего попало. Ниже лагеря расположена автомобильная стоянка. Идейная основа коммуны — эскапизм и изоляционизм, что подразумевает активное уклонение от контактов с техногенной цивилизацией. По этой причине там не жалуют журналистов и запрещены видео- и фотосъемки.

Общины богемы возродились в 90-е в форме арт-коммун. Самая известная из них — «Тахелес», коммуна художников в Берлине. В отличие от коммун богемы XIX века, это не просто общежитие с общей мастерской, а настоящий художественный центр с помещениями для выставок и других мероприятий. «Тахелес» расположен в огромном здании, которое когда-то было главным универмагом еврейского квартала, затем нацистской тюрьмой. В 1990 году, вскоре после падения Берлинской стены, художники самовольно захватили здание, и после коротких препирательств власти смирились и оставили все помещения в распоряжении коммуны.

В последнее время все более популярными становятся экокоммуны, идейной основой которых является здоровый образ жизни и бережное отношение к природе. Правда, большинство таких объединений, именующих себя коммунами, на самом деле являются проектами, получающими стороннее финансирование, но есть и настоящие экокоммуны.

Один из примеров — анархо-сельскохозяйственная коммуна «Новый путь», созданная в начале 90-х на арендованной земле в Ленинградской области. Базовые ценности коммуны: бережное отношение к природе и животным, равные права, коллективный труд и общая собственность, максимальная автономия и независимость от государства, отказ от курения и алкоголя.

Главным долгожителем среди экокоммун является экодеревня Твин-Оукс в штате Вирджиния (США). Она была основана в 1967 году на принципах «ненасилия, равенства и экологии» и существует до сих пор. Сто членов коммуны живут за счет производства гамаков и простой мебели, составления указателей к книгам и приготовления тофу (традиционного блюда азиатской кухни).

История коммун богата и на положительный и на отрицательный опыт, но радикальные и агрессивные идеи создания собственного рая выживают, к счастью, реже.
Дмитрий 1974
Сообщения: 286
Зарегистрирован: 29 авг 2019, 05:32
Репутация: 60

Re: История и география общин

Сообщение Дмитрий 1974 »

Весьма познавательное видео посещенное коммунам.
15x4 - 15 минут про коммуны https://youtu.be/1Y-QDBSmOcc
phpBB [youtube]
Дмитрий 1974
Сообщения: 286
Зарегистрирован: 29 авг 2019, 05:32
Репутация: 60

Re: История и география общин

Сообщение Дмитрий 1974 »

Рождение Коммуны
https://youtu.be/i31JLoAUOD8
1927 г. на личные средства чекистов на окраине Харькова было выстроено здание для детской коммуны. Это был красивый дом со светлыми спальнями и нарядными залами, большой библиотекой, оборудованными мастерскими. Шефы коммуны поручили Макаренко и колонии им. Горького взять на себя подготовку к открытию этого учреждения. История создания Коммуны Антоном Семеновичем Макаренко
phpBB [youtube]
Ответить

Вернуться в «Прочее...»